News Stories

Насколько реалистична перекройка границ в передней и центральной Азии

149

Американцы любят, время от времени, удивить обывателей и консервативных политиков в различных регионах мира, какими-либо радикальными предложения по перекройке государственных границ, создания новых государств и прочими геополитическими кроссвордами. Вместе с тем, данный геополитический радикализм характерен для США, которые сыграли известную роль в разрушении колониальных империй Британии и Франции, а также, советского государства.

Для растущей экономики США нужны были более обширные рынки, а имперская организация пространства, которое сложилось в 19 и 20 веках, никак не устраивала американцев. Замыслы и планы по перекройке границ и создания новых государств не является самоцелью в политике США. Когда имеющиеся границы соответствуют американским интересам, они охотно защищают статус-кво, но не спешат с приложением усилий, когда существующие границы тормозят развертыванию их стратегии, но, все еще, не созрели условия для радикального вмешательства и ревизии сложившихся реалий. Такие задачи, как изменение геополитической конфигурация весьма опасная и проблемная задача, даже для супер-державы. Вместе с тем, после событий последнего десятилетия на Балканах и в Ираке, невозможно отрицать, что в США не ведутся разработки по кардинальной ревизии государственных границ в ряде регионах. Дело не в тех провокационных публикациях, которые возникают, в связи с различными событиями, и представляющие собой, скорее разведывательные способы изучения обстановки и популярности тех или иных идей, а в формировании нового «поля» геополитического сознания.

Данные тиражированные тезисы, преподнесенные ненарочито, как бы отстраненно от актуальных событий, создают впечатление о глубокой проработанности данных проектов, готовности США осуществить эти планы, и тем самым, становятся рычагами сильного шантажа отдельных государств и целых регионов. Так или иначе, в результате небольших публикаций, приводятся в движение страны, народы, общества и политические группировки. Американские политологи и политические проектировщики, независимо от идеологических предпочтений, в значительной мере, воспринимают современный мир, как все еще продолжающуюся разваливаться колониальную систему, которая подлежит дальнейшей фрагментации. Данные взгляды всячески продвигают, так называемые, неоконсерваторы, что поддерживается теми или иными группами аналитиками и политологами либерального, и в особенности лево-либерального толка. В стенах таких непохожих друг на друга «Американского Института Предпринимательства» и «Карнеги», а также Фонда «Наследия» и Фонда «Новая Америка», можно услышать, по существу, одни и те же высказывания, — «Почему европейские колониальные империи развалились, и это считается положительным в политической истории, а средние и малые империи Азии продолжают существовать, тогда, как они представляют собой тирании, подавляющие свободу, унижающие достоинство различных дискриминированных народов».

Данным различным, по взглядам и предпочтениям, политологам и проектантам, весьма импонирует одно из выражений, принадлежащих правым националистическим деятелям Центральной и Восточной Европы – «Человек не может быть свободным, если его нация не свободна». То есть, для достижения целей и успешного осуществления задач, американцы готовы воспользоваться, практически, любыми идеологическими выкладками, конечно там, где это необходимо, тем более, что планы геополитической ревизии индифферентны к политической идеологии.

Данные планы сопряжены с весьма существенными и значимыми процессами в Азии, где Британская империя провела совершенно не адекватные государственные границы, что привело к жесткой дискриминации многих народов, этнических и религиозных групп. В настоящее время, при последовательном выстраиванию различных моделей решения этнических и региональных проблем Европейским Союзом, в Азии десятки народов и этносов продолжают находиться в состоянии угнетения, религиозной, социальной, лингвистической дискриминации. В отдельных случаях, это многомиллионные народы, занимающие обширные территории, проживая довольно компактно и контролирующие стратегически важные территории, геополитические точки и сырьевые источники мирового значения. Конечно же, эти народы объективно становятся союзниками США и их партнеров, которые, также, заинтересованы в перекройке границ. Три крупнейших проекта США – Югославия, Ирак и Афганистан, связаны не только с решением сырьевых и коммуникационных задач, но и непосредственно связаны с концептуальными планами перекройки границ, и созданием новых государств. Более того, видимо, любой аналогичный проект, связанный на масштабное военное вмешательство, имеет отношение к данным задачам.

Постепенно, не акцентируя на данной геополитической идеологии, США подводят данные страны и регионы, а также, мировые элиты, к мысли, что решение данных проблем, утверждение стабильности и безопасности, успешное развитие и установлении более-менее демократических режимов, возможно, только при ревизии государственных границ и создание новых государств. «Классическими» примерами таких решений являются Косово и Курдистан. Это и разные и, одновременно, схожие проблемы, и американцы, проведя эксперименты, накопили немалый опыт. США не в состоянии завести данный процесс не только в мировом, но даже и в региональном формате, тем более, что большинство данных проблем и кандидатов на создание новых государств, расположено в глубине континента, где действия американцев и британцев затруднительны, что, кстати, и обусловлено намерениями создать новых и надежных партнеров.

Война в Ираке и последующие события показали, что создание курдского государства стало реальностью, что приведет к новым линиям поведения большинства государств Ближнего Востока. Курдский проект уже более 20 лет находится в фокусе американской политической аналитики, при подаче этого проекта со стороны Израиля. Уже давно Израиль из страны, который обеспечивает определенные задачи США в регионе, стал страной, нуждающийся в обеспечении безопасности. США нужен новый «Израиль» в регионе, и Курдистан призван обеспечить решение этой задачи. Крупные государства, которые после длительного периода тесного партнерства с США, изменили свои приоритеты, став либо откровенными противниками, либо ненадежными партнерами для них, должны быть фрагментированы и принципиально ослаблены. Это прежде всего, Ирак, Турция и Иран, хотя эти три страны очень различны и американские подходы к ним выглядят, иногда, парадоксально. Осуществить силовые действия против столь крупных государств проблематично, связанны с высокими рисками и непредсказуемыми процессами. Кроме того, после истории с Ираком, США все труднее будет доказывать легитимность силовых действий. Поэтому, ожидается осуществление стратегической задачи – фрагментации этих государств.

Как ни странно, США, пока не решаются усилить политику геополитической ревизии в отношении своего злейшего врага Ирана, так, как американский истеблишмент, все еще надеется на возможность урегулирования отношений с этой страной. Кроме того, проведение политики перекройки границ, одновременно, в отношении Ирана и Турции, практически, невозможно. В Вашингтоне очень хорошо понимают, что какая страна из этих двух не стала бы объектов данной политики территориального раскола, другая – непременно поддержит этот процесс, учитывая историческое соперничество между ними. Но, так, как, по мнению американцев, Турция более созрела для раскола страны, целесообразно начать с нее. Турция перестала быть надежным партнером США, становится весьма опасной и бесполезной для американской стратегии, и обречена на трудные времена. В отличие от Турции, Иран не имеет масштабных региональных экспансионистских амбиций, и его возможности, в сравнении с турецкими, в регионах, несравненно более скромные. Если отбросить такой миф, как ядерная угроза, то Иран не представляет существенную угрозу для интересов США в среднесрочной перспективе. Кроме того, Иран, является надежным поставщиком нефти и газа на мировой рынок, может в будущем стать партнером США и их партнера Великобритании в регионах Ближнего Востока и Центральной Азии. В этом и заключается некоторая парадоксальность в отношении США к Турции и Ирану на данном этапе. Являясь членом НАТО и давним подчиненным партнером США, Турция в последнее время, демонстрирует способность входить в некие обозначенные альянсы с Россией, а также, склона выполнять желания Европейского Союза, что не всегда устраивает США.

Вместе с тем, несомненно, будет активизирована политика геополитического блокирования Ирана, что должно быть совмещено с ограничениями позиций России.

Находясь в исследовательских институтах и центрах США, в соответствующих отделах, занимающихся региональной политикой, можно обнаружить немало довольно любопытных политических карт, которые выполнены своеобразным способом. Особенно оригинальны данные карты в Аналитической службе Конгресса США и в Центре стратегических и международных исследований, Вашингтонского института стратегических исследований, то есть исследовательских учреждения, интегрированных в американскую администрацию. На данных картах обозначены значительные изменения границ многих государств Передней Азии и других регионов. Видимо, имеется обширная программа ревизии госграниц. Можно привести немало примеров таких политико-географических импровизаций, которые, возможно, показаться странными, если придерживаться «классическим канонам» американской внешней политики, и стереотипному восприятию интересов США.

Турция представляется разделенной на три части – Курдистан на большей части территории Восточной Анатолии, Эгейской республики, включающей пятую часть нынешней территории Турции, а также, Анатолийскую республику, которая будет устроена, как федерация различных этно-религиозных образований, где большое место занимают шиитские общины.

Наиболее длительную историю имеют карты Грузии, где давно нет двух ее бывших провинций – Абхазии и Южной Осетии. Имеются некоторые тексты, которые уже много лет задействованы американской администрации, относительно «компактного грузинского государства». Территория Грузии выглядит заметно урезанной, при этом, Батуми находится под неким международным контролем, а Абхазия входит в конфедерацию черкесских народов, то есть народов Западного Кавказа. На Востоке Кавказа существует Вайнахско-Аварская республика, и все эти государственные образования ассоциированы с Грузией. Границы Армении охватывают довольно значительную территорию, но совершенно неестественным образом, никак не соответствующим представлениям армян об их исторической родине. Иран представлен, как федерация различных образований, куда входит и нынешняя Азербайджанская республика, урезанная с трех сторон. Представления данных проектировщиков о будущих государственных границах в Центральной Азии объясняют интересы и намерения США в этом регионе. Видимо, США опасаются создания объединенного таджикского государства, находящегося под сильным влиянием Ирана. Вообще, американцы, заметно обеспокоены возможным усилением влияния таджиков в Афганистане, при помощи Ирана. Скорее всего, именно этим, вызваны их представления о создании объединенного узбекско-таджикского государства, где таджики не будут в состоянии проводить самостоятельную политику. В целом, в Центральной Азии делается ставка на Узбекистан, как государство, способное, при внешней поддержке, противостоять влиянию России, Китая и Ирана. По одной из версии, в унии с данным Узбекско-Таджикским государством находится Киргизстан, что, видимо, обеспечивало бы исключение сильного влияния России на эту страну. Как ни странно, предполагается отделение от Казахстана северных областей и передача их России, что, опять же, приводило бы к уменьшению влияния России на регион. Вместе с тем, предполагается, что со временем, влияние России в Центральной Азии будет спадать, и главной стратегической задачей станет сдерживание экспансии Китая.

Представляется, что Афганистан не рассматривается, как страна Центральной Азии, а ему скорее отводится роль страны Южной Азии, геоэкономически и геополитически интегрированной в Индостанские реалии. Афганистан мыслиться, как сильно децентрализованная федерация, состоящая из большого пуштунского государства, включающего обширные территории нынешнего Пакистана, населенного пуштунами, а также, северного Афганистана, играющего роль маргинального массива между Южной Азией, Ираном, Китаем и Центральной Азии. Вообще, идея федерализации нынешних унитарных государств привлекает американских проектантов.

Становится понятным, что США никак не устраивают нынешние границы Украины, которые охватывают многомиллионные области, населенные русскими и украинским суб-этносом. США совершенно не заинтересованы в нахождении в составе Украины ее Юго-Восточных областей. Американцы крайне заинтересованы в сохранении контроля Украины над Крымом и Черноморским побережьем, но не этих индустриальных областей. В Вашингтоне понимают, что надежным партнером и союзником США может быть только сильно «украинизированная» Украина, которая проводила бы политику, независимую от своей «Вандеи». Данное геополитическое проектирование дошло до того, что высокопоставленный чиновник украинского происхождения, из администрации Дж.Буша, Пола Добрянски, возмущалась «этими возмутительными фантазиями», называя эти проекты «авантюрами».

Возможно, что все это проектирование, действительно, авантюры, которые не стоит воспринимать серьезным образом, и учитывать, как ориентиры американской политики. Возможно, авантюрами являются какие-то определенные выкладки и схемы. Но, невозможно, не видеть, что геополитическая ревизия стала частью актуальной политики США в отношении регионов. «Британские» границы, установленные несколько десятилетий назад по всей Передней и Южной Азии, уже не удовлетворяют в части реализации актуальных стратегий и подлежат изменению, тем более, что сама Великобритания пытается, в какой-то мере, участвовать в этой масштабной ревизии. Данная политика актуализирована и наиболее выпукло представлена на Ближнем Востоке и в Восточной Европе, так, как в этих регионах осуществляется наиболее активная политика, направленная на закрепление новых позиций, решения энергетических и коммуникационных проблем. Но, уже проявляются аналогичные намерения США в Латинской Америке, прежде всего, в Боливии. В этом регионе имеется подзабытый, но классический пример – создание республики Панамы на территории, отторгнутой от Колумбии, при непосредственном участии США. Принимая во внимание, что уже сейчас начинается новая геополитическая и геоэкономическая борьба между США и Китаем в Африке и в Юго-Восточной Азии, возможны геополитические ревизии и в этих регионах.

Конечно, идеология перекройки границ, непосредственно связана с взглядами неоконсерваторов.  Но нельзя не отметить и усиливающиеся скептические настроения в аналитическом сообществе США, по поводу способности США проводить эффективную политику в ряде регионах. Некоторое переосмысление внешней политики США, которое произошло в процессе формирования новой администрации после президентских выборов уже 2004 года, заключается в отказе от неоконсервативной доктрины, как самоцели во внешней политике и подчинение задач, разработанных неоконсерваторов новой стратегической доктрине США, заключающейся в создании глобального контроля, что включает создание нового порядка. Создание американских баз в государствах с крайними авторитарными режимами, использование любых, даже радикальных политических сил в организации государственных переворотов, говорит об усилении принципов «реальной политики». Президент «Совета по внешней политике» Ричард Хаасс считает, что США встали перед перспективой полного ухода из Ближнего Востока, где складываются могучие региональные макродержавы, в том числе Иран, которые заинтересованы в уходе Западного мира из региона, в утверждении новых правил использования энерго-ресурсов. Важным обстоятельством, по Р.Хаасу, является то, что нынешние правящие режимы в арабских государствах более не способны управлять прежними методами, все более уступают политическое «поле» исламским элитам. Причем, так называемые арабские социалистические идеологии, практически, сошли на нет и, также, уступили место исламистам. По мнению Р.Хааса, попытки перекроить карту региона, может быть и удастся осуществить, но это не приведет к сохранении военно-политического присутствия США, а только еще более усложнит ситуацию. По его мнению, уже сейчас выявляются перспективы сокращения присутствия США и ничего не может предотвратить эту тенденцию. (Новый Ближний Восток («Foreign Affairs», США) Ричард Н. Хаасс ( Richard N. Haass), 08 ноября 2006) К этому добавим, что американские эксперты по вопросам Ближнего Востока, например, Джуди Киппер, Джон Чарбенкс, Этнони Кордесман, Денис Росс и Ричард Хаас (в приватных беседах) нисколько не отрицали то, что именно политика США, во многом способствовала, заметному ослаблению тех авторитарных режимов в арабских государствах, которые десятилетия успешно сотрудничали с США. Имеется в виду, в том числе, доктрина демократизации Ближнего Востока.

Игорь Мурядян (политолог)

Источник картинки: http://voprosik.net/karta-petersa-i-perekrojka-granic/

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба