News Stories

Секс и мировое правительство

c2d7d7e79290


С подачи Femen Украина все-таки вошла в Европу, и без всякого разрешения на то Еврокомиссии или референдума в самой Украине. Вошла прямо в Париж – ее культурное сердце. Вошла с обнаженной грудью, но это почему-то не вызвало ликования у парижан. Два десятка активисток украинской Femen 18 ноября по полной «засветились» топлесс  в Париже. Они облили антиправительственную демонстрацию адептов семейных ценностей белым аэрозолем из баллончиков с надписью «Сперма». Естественно, что мужчинам-демонстрантам, католикам, это не понравилось.

Поскольку полуголые барышни с монашескими накидками на головах проделывали это отнюдь не кокетливо и, главное, не в интимной обстановке. Демонстранты отобрали баллончики у Femen и пинками погнали их с площади. Возникла потасовка. Этот любительский бой без правил своим непрофессионализмом огорчил полицию, и она на правах арбитра пригласила Femen к себе в автомобили. Команда Femen любезностью полиции воспользовалась, чувствуя, что проигрывает перипетии ближнего боя. К тому же, было прохладно, да и в том, чтобы прокатиться по Парижу в машине с мигалкой тоже есть свой шарм. Не каждая украинка может себе это позволить.

Но если для украинской Femen борьба за морально-культурный «прогресс» во Франции, похоже, уже закончена, то для самих французов она входит в апогей. Тема «браков для всех» во Франции стала столь же топовой, как темы «кризис» и «конец света».

Расколотая Франция

Проект французского президента Олланда «Браки для всех» идентичен изменениям, которые модно вносить в брачное законодательство по всему миру, признавая пары геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов (ЛГБТ-сообщество) обычной семьей. Но его внедрение натолкнулось здесь на национальную особенность бракосочетания. Если в большинстве стран роспись брачующихся является обязанностью заурядного чиновника, то во Франции это священный долг мэра города. Но 21 ноября более 17 тысяч мэров и их замов, назвав себя «коллективом мэров за детство», направили Олланду письмо, где отказались регистрировать такие браки, поскольку это противоречит их убеждениям. Мэры – люди выборные, и уволить их за невыполнение закона, в отличие от служителей загса, не может даже президент Пятой Республики. Демократия, однако…

Олланд оказался перед фактом, – принять закон можно, но желающих его исполнять практически нет. Поэтому в законопроект внесли правку, что мэр может поручить регистрацию таких браков другим муниципальным служащим, если ему лично делать это неприятно. Ассоциация геев и лесбиянок на такое «контрабандное» протаскивание закона  обиделась, и заявила об отказе консультировать правительство Олланда. Левые, включая четвертого призера президентской гонки от «Левого фронта» Жан-Люка Меланшона, называя себя прогрессистами, тоже осудили Олланда за уступку «силам католической  реакции», и получили повод поговорить о предательстве социалистов.

Но к чему весь шум? Ведь во Франции, с 1999 года, государство регистрирует и  гражданский брак – Рacte civil de solidarité («Соглашение о гражданском союзе»,  сокращенно ПАКС). От обычного брака он отличается тем, что процедура его оформления и расторжения проще, быстрее и дешевле. Болезненный «распил» имущества при разводе в нем стремится к нулю. По варианту ПАКС регистрируются любые любовные союзы, а не только однополые, что быстро сделало эту форму популярной. В 2008 году во Франции было заключено 140 тысяч таких союзов. В 2010 г. – уже 173 тысяч (а «традиционных» браков – 250 тысяч). Так что ПАКС в 2010-м составил 40% регистрируемых браков. И прогнозировалось, что он еще больше потеснит брак.

Тем самым, ПАКС, введенный как переходная форма для придания однополым союзам в будущем статуса официального брака, оказался востребован и разнополыми партнерами. В 2008 г. именно они заключали 95% таких союзы, и лишь пятипроцентный остаток пришелся на тех, для кого собственно и вводился ПАКС. Как не парадоксально, но от такого узаконивания прав секс-меньшинства выиграло и секс-большинство, переведя свое «грешное сожительство» (по определению церкви)» на легальное положение.

Но если ПАКС уже приравняли к браку, то зачем Олланд лоббирует закон о «браке для всех»? Ведь де-юре секс-меньшинства его уже получили. Может причина не в ущемлении их прав, а в чем-то другом?

Кому это нужно?

Может возникнуть впечатление, что «борьба за счастье геев, лесбиянок и прочих» — это  борьба за права человека между силами прогресса и реакции. Именно так ее часто и подают, особенно левые.

Тогда, правда, становится непонятно, почему ПАКС во Франции, в качестве закона по защите прав секс-меньшинств, левые и правые ввели совместно. Его «генетический отец» – Лионель Жоспен, тогдашний премьер Франции и социалист, в молодости бывший троцкистом, а «крестный отец» – президент Жак Ширак, представитель правых. Заметим, некоторые троцкистские группы США еще в семидесятые годы стремились возложить часть миссии пролетариата на геев и лесбиянок, ссылаясь, что они тоже угнетенные. А что было делать, если пролетариат почему-то массово не шел на баррикады классовых боев? Но троцкистам это не помогло.

Затем идею подхватили социалисты. В Испании, Португалии и скандинавских странах они внесли «браки для всех» в свои предвыборные программы и пропаганду, и дебаты на эту тему в «жирные нулевые» заслоняли обычную риторику левых о труде и капитале. Тем более, что мировой финансовый кризис еще не был объявлен. Но социалисты влиятельны не везде, поэтому в Великобритании эту идею лоббируют премьер-консерватор Дэвид Камэрон, а в Шотландии – правящая Националистическая партия. В Норвегии этот проект, внесенный коалицией левых и центристов, поддержали и консерваторы, и либералы. Так что в вопросе сексуальных реформ различие между левыми и правыми размывается, а инициатива их лоббирования зависит от политической ситуации.

Полного единства в этом вопросе нет на у правого, ни у левого электората. Треть избирателей, голосующих обычно за Консервативную партию, заявили в этом году Камэрону, что не поддержат ее на выборах, если он заставит церковь регистрировать «браки для всех». Англиканская  церковь пока сопротивляется. Протестантские церкви Швеции и Дании венчают однополые браки, но православная церковь Греции против даже гей-парадов. В США, где гей-парады уже обычное явление, хотя лишь единичные штаты недавно решились на ПАКС, а в 39 штатах однополые браки запрещены.

«Старые левые» на Кубе и в Китае, долго и подозрительно смотревшие на этот процесс как идеологическую диверсию империализма, уже третий год не препятствуют гей-парадам, хотя брачное законодательство менять не спешат. Любопытно, что возглавляют такие шествия в Гаване дочь и племянница Фиделя Кастро. Зато «новые левые» правительства Венесуэлы и Боливии остаются в стороне, а идейно близкие им власти Бразилии не только ввели ПАКС, но и проводят самые крупные в мире гей-парады, собирающие от 1 до 3 млн. человек.

Все очень ситуативно. Для бразильцев – это еще один повод пофестивалить ради туристических кошельков, для европейских социалистов – способ поднять рейтинг, для Кубы и Китая – избежать темы «зажима прав человека», для правительства Турции, первой страны ислама, решившей в 2015 г. провести гей-парад, – это уступка Евросоюзу, куда очень хочется вступить. Мотивы лоббистов различны, что и заставляет искать источник этой мировой тенденции вне оных.

Где источник?

Логично предположить, что источник – само ЛГБТ-сообщество, впервые громко заявившее демонстрациями в США и Европе о своих правах в далеких семидесятых годах. До 1990-х их всерьез не воспринимали — не столько из-за специфики требований, сколько  из-за малочисленности. В частности, в 10-миллионной Португалии к 2011 году оформили однополый брак всего 221 пара. В Испании (47 миллионов граждан) с 2005 года в среднем ежегодно регистрируется около 3 тысяч таких браков, что менее 2% от общего числа браков. В 5-миллионной Норвегии, где такие браки регистрируются с 1994-го, в среднем в год ими сочетаются 200-300 пар. ЛГБТ-сообщество явно не столь массово и богато, чтобы оплачивать пышные гей-парады. И не молодо: средний возраст брачующихся в нем 40 лет, что явно диссонирует с картинками с парадов.

Из среды самих геев и лесбиянк все чаще звучит критика гей-парадов за их карнавальность, искажающую исходные правозащитные цели движения, за их политизированность и коммерциализацию. С этим нельзя не согласиться. Похоже, гей-парады сейчас больше нужны торговцам пивом, политикам, турфирмам да пир-агентствам, чем самим геям и лесбиянкам. Часть последних даже считает появление на них трансвеститов и обнаженных людей дискредитацией своих идей и оскорблением общечеловеческой морали. К тому же, известны случаи применения админресурса для создания массовки на гей-парадах.

Но больше настораживают иные тенденции. Общая схема реформы – сначала ПАКС, затем «брак для всех». Однако, узаконив в 2009 году «брак для всех» Швеция и Норвегия, а с этого года — и Дания, ПАКС отменили. Если Олланд введет «брак для всех», то и Франции грозит отмена популярного ПАКС, что заденет отнюдь не ЛГБТ-сообщество, а, скорее, интересы пока еще секс-большинства. . Если в Скандинавии гражданский брак устоявшееся явление (в Дании около половины детей сейчас рождается вне брака, что считается нормальным), то в католических странах к нему иное отношение. Эти различия в менталитете и обеспечили социалистам в Испании и Португалии поддержку идеи ПАКС населением, уставшим от контроля церкви за браком. Сходная ситуация и во Франции, поэтому украинские барышни из Femen в Париже явно оказалась не на стороне свободы и прогресса.

Так в итоге борьба за права секс-меньшинств в ряде стран может лишить всех  остальных «привилегии» гражданского брака, ставшего уже нормой. В 1990 году в Евросоюзе вне брака родилось 17,4% детей, в  2010-м – уже 37,4%. Даже в православной Греции эта цифра выросла с 2,2 до 6,6%.  Если учесть, что в ЕС активно вводится ювенальная юстиция, позволяющая государству отбирать детей за бедность или под предлогом насилия в семье, то не сложно представить, чем это грозит. Это не преувеличение, учитывая, что в Ирландии церковные приюты-тюрьмы, куда насильно помещали девушек родивших вне брака, ушли в прошлое только в 1990-ые, а число жалоб в суды на произвол ювенальных чиновников неуклонно растет.

Показательно, что после утверждения «брака для всех» государство стремится обязать церковь венчать однополые браки, отменяет слова «мама» и «папа» (в Великобритании их заменили термином родитель № 1 и № 2), а в школах вводят предмет «культура секса» в рамках которого учителя обязаны говорить о красоте гомосексуальной любви. В Великобритании «красоту геев» преподают детям в государственных школах с 11 лет. Те же тенденции в странах Скандинавии, Нидерландах и Канаде – пионерах сексуальных реформ. В Швейцарии слова мама и папа отменили в 2010 г. как «дискриминационные выражения».

Эти новации – не инициативы лесбиянок и геев, от имени и якобы по поручению которых кто-то ведет свою игру по изменению социума. Бытует мнение, что навязывание однополых браков – сравнительно безболезненный способ сократить якобы чрезмерно выросшее население планеты. В авторстве этого проекта подозревают Бильдербергский клуб и другие «филиалы мирового правительства», поскольку во «всемирный заговор геев и лесбиянок» уверовать нельзя. Но кто б не был источником таких новаций уже очевидно, – они нацелены на ликвидацию традиционной семьи как базовой ячейки общества и основы расширенного воспроизводства населения планеты. Ну, не рождаются дети в однополых семьях! А приемышей на всех не хватит.

Ликвидация семьи превращает человека в одинокий атом социума, делая его тем максимально уязвимым перед воздействиями любых организованных сообществ, будь то госслужбы, корпорации и т.д. Управление и манипулирование таким индивидуумом предельно облегчается, что и является главной целью проекта «браки для всех», скрытой под разговорами о демократизации и защите прав секс-меньшинств.

Источник статьи: http://www.iarex.ru/articles/31872.html

Андрей Ганжа, Сергей Климовский (Украина) — специально для ИА REX

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Капитализм должен быть капитальным? Куда катится мировая экономика.

    В 2011 году интернет пресса обратила внимание на весьма интересное исследование ученых из высшей технической школы Цюриха. Публикация впервые появилась в журнале New Scientist. Ученые создали модель глобальной экономики и проанализировали работы 43 тысяч транснациональных корпораций.

  • МВФ: истина где-то рядом…

     Мир большой политики – лишь отражение мира большой экономики и финансов. Международный валютный фонд — одна из самых влиятельных глобальных организаций в мировой истории. Мы подчас очень сильно недооцениваем возможности МВФ и его влияние на мир. Я не говорю о заветной мечте конспирологов – уличении Фонда как оплота массонов, Ордена мертвой головы, бухгалтерии Мирового правительства.

  • Мультикультурализм, или как сухая вода плодит горячий лед.

    Мультикультурализм как и политкорректность есть понятия, которые представляют собой искаженную до безобразия  природную основу человеческих отношений. Отсюда возникает 2 вопроса:   Почему же искаженную? Кому нужно искажать естественную природу? На тему политкорректности была отдельная статья, которая поясняла, что из себя представляет этот весьма своеобразный термин. Что касается мультикультурализмa, то его активное продвижение в СМИ  четко демонстрирует силу

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба