News Stories

Ближний Восток – дело тонкое: какие победы одержал Иран в геополитическом закулисье

13477712

Минувший 2018 год ознаменовался несколькими важными, хоть и промежуточными, победами Ирана в ближневосточном геополитическом закулисье.

В наступившем году события на политической арене Ближнего Востока грозят обернуться серьезными испытаниями для целого ряда стран, отстаивающих свои интересы в регионе. Причем, речь идет о таких серьезных игроках, как США, европейские сверхдержавы, Израиль.

Роль Тегерана во всех ближневосточных разборках последний лет еще следует оценить

Для этих акторов сирийский кризис обернулся вовсе не тем боком, на который изначально рассчитывали на Западе, составляя антитеррористическую коалицию и вторгаясь на территорию этой страны.

Ведь уже тогда было ясно, что изначально громко рекламируемая западными странами «борьба с международным терроризмом» на самом деле может оказаться обыкновенным пшиком.

Да хотя бы потому, что без мандата со стороны мирового сообщества или хоть какой-нибудь значимой международной организации вторжение грозило обернуться элементарной оккупацией территории суверенного государства. Что, собственно, и произошло.

Однако основным фактором откровенного поражения, которое терпит Запад в Сирии, не являются ни отсутствие мандата, ни то, что Дамаск так и не смирился со вторжением на свою территорию.

Основных, решающих факторов два – присутствие России и Ирана, в частности, российских ВКС (военно-космических сил) в сирийском небе и сухопутных добровольческих иранских подразделений и армейских инструкторов — на поле боя.

Ну и еще наличие российской и иранской дипломатии, не только давших серьезный бой на политической арене, но и сумевших переиграть Запад в геополитическом закулисье.

Видимо, западные игроки в какой-то момент забыли, что Восток – дело тонкое, и тут умение договариваться с потенциальными соперниками и противниками гораздо важнее, нежели умение первым нанести ракетно-бомбовый удар.

Ну, с ролью Москвы в судьбе государственности и территориальной целостности Сирии все более-менее понятно. Вот уж действительно – пришел, увидел, победил.

А вот роль Тегерана во всех разборках, развернувшихся на региональной геополитической арене на протяжении последних четырех лет, необходимо еще правильно оценить.

Следует понять, как же вдруг так получилось, что Тегеран умудрился филигранно тонко сыграть свою партию и в итоге получил сухопутную дорогу прямиком в средиземноморье? Между тем для противоположной стороны (для Запада) одна из ключевых задач заключалась именно в том, чтобы не дать иранцам выйти на сирийско-израильскую границу.

Американский профессиональный инструментарий цветных революций не сработал

Понятно, что в ближневосточной игре, затеянной Западом, были очень серьезные, крупные ставки. Причем, ставкой стали не финансы и даже не транзит энергоносителей, который Запад рассчитывал взять под контроль при любом раскладе.

Ставкой в борьбе за Сирию было влияние на весь регион, причем, на десятки лет вперед. И тут американцы совершили фатальную ошибку, рассчитывая подкупить тут, в регионе, всех и вся, начиная от террористических группировок и заканчивая правящими элитами.

Вдруг оказалось, что Иран для американцев, уже привыкших оперировать инструментарием насаждения цветных революций, — тот еще крепкий орешек. Не Сирия, не Египет и уж тем более не Ливия. Жесткая властная вертикаль, основывающаяся на религиозном фундаменте, – само по себе неплохая гарантия от цветных революций.

Во всяком случае даже самые жесткие экономические санкции, способные взорвать любое другое государство «изнутри», в Иране не срабатывают. Да, государству сейчас приходится ох как нелегко. Падает социальный уровень, поскольку основа основ иранской экономики – нефть – раз за разом получает серьезные удары со стороны США, диктующих условия на мировом рынке энергоносителей.

Однако страна держится и, более того, серьезно огрызается на международной политической арене.

Во всяком случае до недавнего времени такой активности (вплоть до агрессивности) со стороны иранских высокопоставленных дипломатов на международных политических подмостках не замечалось.

Один лишь формат астанинского процесса, где Иран наравне с Россией выступает одной из стран-гарантов переговоров, свидетельствует о том, что в Тегеране вовсе не намерены замыкаться в себе, в своих проблемах и трудностях.

Руководство страны показало, что умеет и готово играть по тем правилам, которые общеприняты в мировом сообществе, и, более того, на политической арене умеют договариваться и побеждать самых грозных соперников.

На Ближнем Востоке грядет тяжелый и взрывоопасный год

Более того, в процессе противостояния американцы получили удар «под дых» откуда не ждали. От своих ближайших союзников и партнеров – европейцев. Весь прошлый год мировое сообщество внимательно следило за перипетиями этой борьбы, когда Вашингтон уговаривал Париж и Берлин поддержать выход США из иранского ядерного соглашения и взять Иран в жесткие тиски финансово-экономической блокады, использовать санкции, которые доселе ни разу не применялись.

Европейцы не повелись, и не только сами не согласились выйти из ядерного соглашения, так еще и иранцев все время уговаривают из него не выходить. Обещают даже выработать какой-то особый финансовый механизм, позволяющий обойти американские санкции и продолжать торговлю.

Именно тогда, когда в Европе начали в открытую говорить об этом механизме, стало понятно, что в своем противостоянии с Вашингтоном Тегеран одержал маленькую, промежуточную, но очень важную победу.

Правда, нефтяные доходы Ирана американцам действительно удалось серьезно подсократить (где-то на треть), и это не может не отразиться как на внутриполитической ситуации в стране, так и на «социалке».

Однако в Тегеране уверены, что страна выстоит, поскольку запас прочности есть. Тем более, что такие сверхдержавы, как Россия и Китай, не испытывающие особо теплых чувств к США, стараются смягчить последствия этих самых санкций.

Остается проблема с Израилем, который после вывода американских войск может оказаться действительно в тяжелом состоянии. Ведь западная антитеррористическая коалиция, которую возглавляли США, в какой-то мере сдерживала усиление влияния Ирана на сирийской территории.

Однако похоже на то, что вот именно этого своего союзника американцы не намерены оставлять на съедение. Во всяком случае на последней встрече госсекретаря США Майка Помпео с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху вопрос угрозы Израилю со стороны Ирана был ключевым. И высокопоставленный американский чиновник в открытую выразил интересную позицию относительно приверженности США праву Израиля на самооборону…

Так что уже сейчас можно с уверенностью говорить, что в ближневосточном регионе наступивший год грозит стать весьма богатым и взрывоопасным на события. И опасность резкого обострения взаимоотношений между Ираном и Израилем вполне предсказуема.

Арман Ванескегян

Источник: Sputnik Армения

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Кто и почему сорвал миссию Абэ в Тегеране

    К обострению ситуации в Оманском заливе Когда президент США Дональд Трамп обвинил Иран в атаке на танкеры в Оманском заливе, CNN следующим образом комментировало ситуацию: «Что именно произошло, относительно понятно: два танкера подверглись нападению в тот момент, когда они проходили по этому оживленному стратегическому морскому пути. Однако объяснить, почему это произошло, и кто за этим стоит, гораздо сложнее —

  • С каким акцентом Маас заговорит с Ираном

    Европейским или американским? Немецкий министр иностранных дел Хайко Маас совершает поездку на Ближний Восток. Она началась с Иордании и Объединенных Арабских Эмиратов, завершится переговорами в Тегеране. В этой связи официальный представитель МИД Германии Мария Адебар особо выделила Иран, а точнее, намерение Мааса «обсудить роль Тегерана в беспокойном регионе и ядерное соглашение 2015 года. Напомним, что это первая поездка немецкого

  • «Американофобия» в политике: почему азербайджанский SOCAR отвернулся от Ирана

    Сложившиеся ближневосточные политические реалии таковы, что внимание мирового сообщества концентрируется не на Сирии, а на Иране. Подобная ситуация невыгодна, например, туркам, американцам и саудитам. Однако есть два серьезных региональных игрока, для которых именно этот расклад дает возможность укреплять свои позиции и интересы на Ближнем Востоке. Зафиксированное в последнее время отвлечение внимания мирового сообщества от сирийских

  • The New York Times (США): снимки ракет на судах спровоцировали дебаты об иранской угрозе

    Белый дом выступил с новыми предостережениями об исходящей из Ирана угрозе, увидев снимки ракет, установленных на судах в Персидском заливе иранскими военизированными формированиями. Визуальная информация воздушно-космической разведки показывает полностью собранные ракеты. Это вызвало опасения по поводу того, что Корпус стражей исламской революции может выпустить их по кораблям ВМС США. Дополнительно собранная разведывательная информация указывает на то, что существуют угрозы в отношении коммерческого судоходства, и что

  • Newsweek (США): Иран идет в Венесуэлу вслед за Россией

    Иран вслед за Россией начал укреплять связи с Венесуэлой, делая это вопреки стремлению США свергнуть социалистическое правительство этой оказавшейся в трудном положении латиноамериканской страны. Но Пентагон больше всего беспокоит китайское присутствие в Венесуэле. Венесуэльский министр иностранных дел Хорхе Арреаса (Jorge Arreaza) вызывающе заявил в понедельник на пресс-конференции, что его страна «продолжит военно-техническое сотрудничество с Россией» после того, как Москва в прошлом месяце решила направить

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба