News Stories

COVID-19: будущее уже не будет таким, как прежде

492caec0efb73de8024b74a8060584cd

Эксперт ИА REGNUM Дмитрий Шелест считает, что может начаться деление на своих и чужих по отношению к COVID-19, поиск новых зон разделения, готовность на любые социальные эксперименты одних и панический страх перед всем новым и неизвестным других. Воистину «будущее уже не будет таким как прежде!». И перед лицом новых угроз человеку стоит вновь обрести себя, повернуться лицом к близким, понять общество, в котором живёшь, понять путь, по которому мы идём.

Множество людей, политиков, исследователей, специалистов и просто мирных обывателей с момента объявления пандемии коронавируса COVID-19 заговорили о формировании «поствирусного» мира. Основной тезис вполне укладывается в циничную шутку покойного американского комика Джорджа Карлина: «Будущее уже не будет таким, как прежде». Однако опасное заболевание не создало иные условия для цивилизации, вирус просто чётко и ясно показал, что мы уже живём за горизонтом наших представлений о грядущем.

Если XX век в различных формах стал эпохой империализма и борьбы с ним, временем больших систем (общественных укладов, индустрий, политических партий, армий и так далее), то наступившее столетие разворачивается под знаком иной реальности. Постиндустриализм и глобализация 1990-х породили крах на рынке ценных бумаг 1997 года, перешедший в мировой экономический кризис в 1998 году. Уже в 2000—2001 гг. финансовый мир встряхнул сначала кризис доткомов, а затем террористическая атака на башни Торгового центра в Нью-Йорке открыла другое измерение обещанного «конца истории». Далее это вылилось в системную дезинтеграцию корпораций как значимых игроков на социальном поле. Один из примеров — банкротство американского энергетического гиганта Enron в 2001 году. Обрушение рынка долговых обязательств в сфере недвижимости 2007 года уже не удивило экспертов, как и следующий экономический кризис, встряхнувший большинство стран в 2008 году. Всё это происходило одновременно с ростом интенсивности малых войн и локальных конфликтов, которые с распадом Советского Союза (ещё одна катастрофа ушедшей эпохи) начали множиться как грибы после дождя.

Примеры такого рода процессов и явлений можно продолжать до бесконечности, но следствие одно: глобальная конструкция цивилизации начала перестраиваться в новый пазл, чтобы обрести иные свойства в следующем столетии. И речь не идёт о неком заговоре, нет, скорее, мы фиксируем перенапряжение глобальной системы, которая не выдержала собственного веса и рухнула, чтобы послужить строительным материалом для нового здания. И вот человечество оказалось перед необходимостью выстраивать жильё заново, искренне полагая, что оно живёт в том старом доме, который на самом деле рухнул. Не напоминает ли такое состояние больше диссоциативное расстройство, чем осмысленное восприятие? Возможно ли выстроить нечто новое, имея неадекватное реальности сознание?

Пришествие коронавируса как раз и стало тем толчком в реальность, тем отрезвляющим душем, который показал нам разрушенное здание устаревшего проекта. С момента появления нового заболевания на свет с завидным постоянством начали появляться версии о его причинах. Биологическое оружие, способ загнать всех в цифровой концлагерь, сокращение населения в интересах одного процента богатеев, генетический эксперимент и другие конспирологические версии, скорее, обнаруживают растерянность человечества перед открывшимся пространством обновляющейся цивилизации. И в этом отношении коронавирус не иной, не чуждый нам объект, это мы стали другими по отношению к тому, что мы ещё недавно считали своим домом: мир модерна.

Мы привычно воспринимаем плоды Индустрии 3.0, мы неспешно рассуждаем об итогах Пятого технологического уклада. Так же, как и обновлённую модель смартфона, «продвинутое» население Земли ждёт Индустрию за номером четыре, которая позволит автоматизировать большую часть рабочих мест и отправить народы на заслуженное получение безусловного базового дохода. Сюда же следует отнести и надежды на приход следующего, Шестого технологического уклада, окрылённого NBIC-конвергенцией: трансдисциплинарным сочетанием нано-; био-; информ‑ и когнитивных технологий. А всё это в целом, по мнению таких певцов безудержного прогресса, как футуролог Рэймонд Курцвейл, приведёт к эпохе сингулярности — некому подобию царства пресвитера Иоанна, о котором грезило христианское средневековье.

Однако новая эпоха ознаменовалась не благостной научной утопией, фактически нам открылся путь в радикально иное цивилизационное пространство. На социальном поле мы увидели распад и трансформацию классических форм государственного управления, миграционные волны, рост архаики в общественном сознании, новые конфликты. Технологическая и научная составляющие глобального общества также подошли к определённой черте: снизилось количество фундаментальных научных открытий, дробление научной среды привело к сектантству, изобретения и новые технологии всё в большей степени выпускаются в свет без учёта их влияния на человечество.

В этом отношении работа с геномом живых существ стала показателем как впечатляющих успехов, так и выявила угрозы неконтролируемых экспериментов и инноваций в области генной инженерии. Ещё в 1968 году немецкий философ Юрген Хабермас пытался предупредить: «Биотехническое вмешательство в эндокринную систему управления и подлинное вмешательство в генетическую передачу наследственной информации могут в будущем привести к ещё более глубокому контролю за поведением».

ИА REGNUM публиковало статью о свойствах цивилизации середины XXI века, Мире ртути. Будущее 2050 года описывалось как метафорическая совокупность свойств ртути: текучесть, зеркальность, тяжесть и ядовитость. В основу «алхимической» гипотезы были положены вполне очевидные процессы. Так, текучесть предполагает увеличение разнонаправленности социальных процессов, при размывании функций государства, дробление общества на новые касты и гильдии. Тяжесть придают новому миру изолированные общины и регионы, выстраиваемые наподобие роевых сообществ. Они же сообщают следующее свойство — зеркальность. Упомянутые общности будут напоминать нечто одинаковое снаружи, отражая свойства других социумов. И, наконец, ядовитость предопределяется не только экологическим наследием прошлых десятилетий, но и активизацией деятельности человека в области операций прикладного характера с геномом живых организмов, включая и человека. Они приобретут массовый характер, настолько, что можно будет говорить о формировании искусственного видового разнообразия. Сюда же попадает и человек как объект воздействия методов генетической коррекции.

Однако в этой статье я не ставлю задачи по выстраиванию аргументации относительно естественной или искусственной природы COVID-19. Скорее, речь идёт о том, что сложившаяся ситуация является следующим шагом в открытии будущей цивилизации. Меры по предотвращению заболевания типа самоизоляции, ограничения передвижения между населёнными пунктами, введение административной и уголовной ответственности за все деяния, направленные против утверждённого режима, мало отличаются от действий властей предыдущих столетий. Средства терапии, направленные на излечения коронавируса, также не являются радикальной новацией. Концептуально — это конец прошлого века.

В этом отношении генная инженерия, объектами которой становится генетический материал человека и микромир, получает новый толчок для своего развития. Вмешательство в структуру генов становится очевидной необходимостью и получает дополнительные козыри со стороны объявленной пандемии коронавируса. Технически также существуют все предпосылки для введения такого рода практик в массовом порядке и в рамках эксперимента, и в сфере прикладного использования. Казавшаяся недавно прогрессивной технология CRISPR уже не является последним словам в области коррекции генов. Впереди нас ожидает увеличение финансирования исследовательских проектов, направленных на создание ослабленных микроорганизмов, «противодействующих» вирусов. Через год или пять лет (в кратко-, среднесрочной перспективах) задачи приспособляемости человека к новым патогенным микроорганизмам будут переводиться в практическую плоскость.

Описанная ситуация реализуется на фоне тотального распространения цифровых технологий. Они позволяют вывести эксперименты с генами на качественно иной уровень, одновременно такие вещи, как Smart Big Data, дают возможность рассматривать общество в рамках определённых свойств и параметров, то есть моделировать его поведение. Вместе с этим возможность получать информацию путём наблюдения и контроля за счёт внешних датчиков замыкает круг — общество контролируемо, модифицируемо и сегментировано. Вопросы сегрегации по тем или иным признакам, наделения особым статусом (позитивным или негативным) обретают черты простого технического решения в недалёком будущем.

Попытки увидеть «новую эру» в уходе на «удалёнку», в росте услуг дистанционного обучения и покупок, равно как и другие усилия сделать глобальные выводы на основе изменения моделей потребительского поведения, скорее, демонстрируют неготовность принять тектонические сдвиги в обществе и цивилизации. Как следствие, даже разумные действия властей, имеющих в своём арсенале столь действенные средства наблюдения и контроля, начинают пугать население. В подобной ситуации очевидными становятся тревога и агрессия граждан и соответствующее поведение. Люди начинают одинаково избыточно реагировать на то, что кажется им особенно угрожающим. Для кого-то это опасное заболевание, для кого-то — цифровой концлагерь. Причём и первое, и второе всё больше и больше теряет связь с реальностью. Упомянутые угрозы переходят в разряд новых архетипов массового сознания, а люди готовы погрузиться в пространство средневековой истерии, массовых галлюцинаций и видений.

Так может начаться деление на своих и чужих по отношению к COVID-19, поиск новых зон разделения, готовность на любые социальные эксперименты одних и панический страх перед всем новым и неизвестным других. Воистину «будущее уже не будет таким, как прежде!». И перед лицом новых угроз человеку стоит вновь обрести себя, повернуться лицом к близким, понять общество, в котором живёшь, понять путь, по которому мы идём. Тогда вполне осознанно можно выстраивать новое настоящее и менять будущее сегодня. Если этого не будет, выбор сделают за нас. Не в силу злокозненности агентов конспирологических теорий. Просто кто-то же должен выстраивать новый дом в иной реальности.

Дмитрий Шелест 

Источник: ИА REGNUM

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Каким будет мир после пандемии: сценарии и действующие лица

    Обновление мироустройства Банальностью стало утверждение о том, что мир после коронавируса радикально изменится. При этом одни эксперты утверждают, что произойдут слом глобализации и чуть ли не возврат к Вестфальской системе, другие уверены в том, что глобализация 2.0 лишь ускорится под воздействием внешних угроз, выходящих далеко за рамки национальных границ. Международная кооперация, институты межгосударственного сотрудничества, включая

  • Заговор против человечества был анонсирован полвека назад

    О книге Збигнева Бжезинского «Технотронная эра» Слово «заговор» в обороте уже полвека. Оно используется для дискредитации тех политиков, экспертов, общественных деятелей, которые пытаются доказать, что на планете выстраивается новый мировой порядок в интересах хозяев денег –  главных акционеров Федеральной резервной системы США: мол, всё развивается само собой и никакого заговора, никакого тайного плана переустройства мира нет. Я

  • Смерть смерти

    Есть два события, которые неизбежны в жизни каждого человека, — рождение и смерть. Как быстро после пандемии люди захотят зачинать детей — отдельная история. Пока после всех известных нам пандемий численность населения Земли всегда увеличивалась. С момента «гонконгского гриппа» 1968 года, которым переболела половина тогдашних жителей планеты, нас стало больше в два с лишним раза.

  • Блокировка экономики в условиях COVID-19 – провокация глобального масштаба

    Никаких статистических подтверждений… Предпринятая в большинстве стран мира блокировка экономики в условиях так называемой пандемии коронавируса – большая ошибка, если не сказать провокация глобального масштаба. Она готовилась задолго. Окончательное решение о начале спецоперации под кодовым названием COVID-19 было принято на закрытом заседании саммита Всемирного экономического форума в Давосе (21-24 января 2020 года). Оглашено решение было через неделю Всемирной организацией

  • Пандемия блицкриг начался

    Управление катастрофами как новая реальность грядущего передела мира Война как социальный институт выполняет несколько функций: отбраковка нежизнеспособных сообществ, перераспределение активов, сжигание пассионарности, инициация работы «социальных лифтов», «первичное упрощение» управления и так далее. Может быть, правильнее сказать в прошедшем времени – когда-то война эти функции выполняла. С банкротства переоцененных интернет-компаний (пузырь доткомов), с падения «башен-близнецов» 11

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба