News Stories

Иран выбрал открытость

иран

На прошедших 19 мая выборах президента Ирана победу одержал действующий глава государства Хасан Роухани, заявили в МВД страны. Он опередил своего главного конкурента Эбрахима Раиси более чем на 7 млн голосов. Поскольку президент Ирана — второе лицо после верховного руководителя страны, которым уже более 30 лет является аятолла Хаменеи, то иранцы, по сути, выбирали не политический вектор будущего страны, а экономическую модель развития. Судя по результатам, Иран сохраняет курс на либеральную экономику и выступает против изоляции.

В пятницу, 19 мая, в Иране прошли выборы президента. Победу одержал действующий глава государства Хасан Роухани — ему удалось обеспечить себе победу сразу в первом туре голосования.

Министр внутренних дел Ирана Абдолрез Рахмани Фазли сообщил, что после обработки всех избирательных бюллетеней Роухани набрал 57% голосов, что означает его переизбрание на второй срок.

После обработки 40,076 млн бюллетеней, из которых действительными признаны 38,94 млн экземпляров, понятно, что Роухани набирает больше половины голосов — предпочтение ему отдали 22,796 млн иранцев. Тогда как за его главного оппонента — Эбрахима Раиси — 15,452 млн избирателей.

Остальные два кандидата не преодолели рубеж в 500 тыс. голосов. За Мостафу Ага Мирсалима проголосовали 455 тыс. человек, Мостафу Хашеми Табу поддержали лишь 210 тыс. граждан страны.

При этом явка составила больше 70% избирателей, а работу самих избирательных участков МВД страны продлевал дважды — оба раза на два часа. В итоге желающие могли проголосовать до 22.00 по местному времени (18.30 мск).

Несмотря на то что выборы в Иране считаются одними из самых конкурентных на Ближнем Востоке, реально страной управляет верховный руководитель. На протяжении последних 28 лет этот пост занимает аятолла Али Хаменеи, которому сейчас 77 лет и который в последнее время испытывает проблемы со здоровьем. Однако пока Хаменеи занимает свой пост, говорить об изменении политики Тегерана, независимо от результата выборов, не приходится.

При этом основной интригой текущей избирательной кампании стал экономический вектор развития страны.

Президент в Иране избирается на четыре года с правом переизбрания лишь на один срок. Глава государства руководит исполнительной властью, однако является только вторым по значимости официальным лицом в государстве после верховного руководителя.

Судебную власть, вооруженные силы, государственное телевидение и другие ключевые правительственные организации в стране контролирует именно верховный руководитель. Также аятолла Хаменеи принимает окончательные решения по назначению и увольнению членов кабинета и признании результатов выборов.

Изначально предполагалось, что основная борьба за президентское кресло в этом году развернется между действующим президентом Хасаном Роухани и бывшим прокурором страны, а ныне хранителем усыпальницы имама Резы в городе Мешхеде (одна из главных святынь шиитов всего мира) Эбрахимом Раиси, который, помимо всего прочего, считается одним из наиболее вероятных преемников самого Хаменеи.

Примечательно, что и опросы общественного мнения, которые проводились накануне выборов, давали достаточно неоднозначные результаты.

С одной стороны, социологи сходились во мнении, что наиболее вероятным победителем президентской кампании станет Роухани, а с другой — достаточно серьезно расходились данные о поддержке кандидатов.

Опрос, проведенный 17 мая частной аналитической компанией International Perspectives on Public Opinion (IPPO), показал, что за Роухани готовы отдать свои голоса 63% респондентов, тогда как за Раиси — почти в два раза меньше, 32%.

Более ранние опросы (7–8 мая), проведенные иранской социологической службой ISPA, утверждали, что Роухани лидирует, однако с меньшей поддержкой — только 47%, тогда как за Раиси готовы были голосовать 25% избирателей.

Если бы данные второго опроса воплотились в жизнь, то Ирану предстоял бы второй тур президентских выборов, поскольку для победы кандидату в этой стране необходимо набрать больше 50% голосов избирателей.

Поэтому можно утверждать, что интрига исхода первого тура голосования сохранялась почти до самого дня голосования.

Экономический рост решил

Предварительные итоги голосования можно трактовать как то, что иранцы выбрали между курсом на дальнейшее продолжение либеральной модели экономического развития, а не консервативный разворот.

Роухани является сторонником относительной либерализации экономики. Важнейшим достижением его правления считается подписание в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана в обмен на отмену международных санкций. Благодаря этому Роухани удалось укрепить экономику страны — в 2013 году, когда он только пришел к власти, ВВП падал почти на 6% в год, тогда как в прошлом году экономика Ирана показала рост более чем на 7%.

Роухани также удалось снизить инфляцию с 40% в 2013 году до 7,5% в 2016-м. Правда, по данным неофициальных подсчетов, инфляция в Иране колеблется в районе 10%.

Однако экономический рост страны обусловлен в первую очередь работой нефтяного сектора — остальные отрасли в стране развиваются слабо. Роухани рассчитывает справиться с этой проблемой за счет создания в Иране благоприятного инвестиционного климата.

Действующего президента особенно критикуют за коррупцию. В декабре 2014 года Роухани, казалось, перешел к жесткой антикоррупционной повестке, официально признав проблему «угрозой национальной безопасности», однако за последние годы своего президентства не достиг существенных успехов. В 2016 году Иран занял 120-е место в рейтинге Ease of Doing Business Index, показывающем, насколько легко в стране вести бизнес. Такие показатели считаются неприемлемыми для государства, пытающегося привлечь крупные международные инвестиции. К тому же в Иране вот уже несколько десятилетий сохраняется высокий уровень безработицы: не трудоустроено 12% населения страны и более 20% молодежи.

Оппонентом Роухани на выборах выступал консерватор и клерикал Эбрахим Раиси, который обещал создать до 1,5 млн рабочих мест в год и увеличить субсидирование малоимущих граждан минимум в два раза. Ядерный электорат Раиси — религиозные традиционалисты, а также представители рабочего класса, недовольные экономическим застоем.

Экономическая программа Раиси выглядела тем более заманчивой с учетом туманного будущего ядерной сделки, которая считается главным внешнеполитическим достижением Роухани.

Дело в том, что президент США Дональд Трамп неоднократно заявлял о намерении пересмотреть условия соглашения. В начале февраля этого года Трамп опубликовал запись в Twitter, где назвал сделку «ужасной», — заявление стало реакцией на испытание иранскими военными баллистической ракеты.

И такая критика имеет под собой основания. Есть сомнения насчет искренности намерений Тегерана свернуть свои военные ядерные программы — в последние годы Иран проводил более агрессивную и циничную политику на Ближнем Востоке, чем это было даже во времена прошлого президента страны Махмуда Ахмадинежада, которого, к слову, не допустили к участию на выборах в этом году.

Иран усилил свое политическое и экономическое влияние в регионе, в первую очередь в Ираке и Сирии. Сомневающиеся избиратели опасались, что, если США действительно пересмотрят соглашение, тогда все экономические успехи Роухани будут обнулены.

Тем не менее консерватор Раиси поставил страну перед перспективой новой изоляции, в которой Тегеран находился на протяжении нескольких десятилетий. В этом смысле особенно показателен следующий эпизод — летом 1988 года Раиси был одним из четырех шариатских судей, распорядившихся о массовых казнях левых и диссидентов. «Человек, который должен предстать перед судом за самое отвратительное преступление в современной иранской истории, вместо этого стремится к президентству», — заявил на днях Хади Гаеми, глава находящегося в Нью-Йорке ًЦентра по защите прав человека в Иране (CHRI).

Как отмечает The New York Times, «ошеломляющая победа должна позволить Роухани укрепить позиции умеренной и реформистской фракции, поскольку страна готовится к концу правления 77-летнего верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи».

Как отмечает заместитель председателя ассоциации российских дипломатов, востоковед Андрей Бакланов, несмотря на большое количество кандидатов, предпочтение было отдано Роухани, так как он проводил «взвешенную политику». «Он получил мандат на продолжение своей деятельности, так как тому, что он делает не было альтернативы», — говорит эксперт. При этом Роухани, несмотря на желание большой части общества открытости, придется трудно, так как действующий президент США несет «большой антиранский импульс, чтобы обеспечить военные поставки союзникам». Речь идет о регионе Персидского залива и главным образом о Саудовской Аравии, пояснил Бакланов.

Александр Атасунцев, Валентин Логинов

Источник: Газета.ру 

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Das Erste: не справился с задачей — Эрдогану не удалось договориться с Путиным и Рухани по Идлибу

    На переговорах в Анкаре все ждали, что Реджепу Тайипу Эрдогану удастся договориться с Владимиром Путиным и Хасаном Рухани о продлении режима прекращения огня в сирийской провинции Идлиб. Однако с этой задачей турецкий лидер, по всей видимости, не справился, передаёт Das Erste. С нами на связи из Анкары наш корреспондент Оливер Майер-Рют. Состоялась важная трёхсторонняя встреча,

  • План Макрона по Ирану: появился шанс на реализацию

    Не исключено, что США станут гибче использовать санкционный инструментарий в отношении Ирана. Министр финансов США Стивен Мнучин поддержал смягчение антииранских санкций для переговоров с Тегераном, после чего помощник Дональда Трампа по вопросам национальной безопасности Джон Болтон подал в отставку. Так что план Макрона по Ирану появился вовремя. Президенты Ирана и Франции Хасан Рухани и Эммануэль

  • «Беженские шлюзы»: Эрдоган нашел способ шантажировать Европу и избавиться от курдов

    Турецкий президент грозит открыть дверь в европейские страны для миллиона мигрантов, в первую очередь из Сирии. Чтобы этого не случилось, Анкара даже не денег требует, хотя и намекает, а помощи — чтобы обустроить беженцев на сирийской территории, вдоль границы с Турцией. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган просчитал все — начиная с финансов и заканчивая политической

  • Walla (Израиль): дроны из Азербайджана и Биби-ситтер

    Большое журналистское расследование, результаты которого опубликовала газета The New York Times, проливает свет на происходящее в кулуарах американской и израильской политики, когда оба государства совместными усилиями пытаются выработать стратегию в отношении ядерной программы Ирана. Расследование основано на интервью с десятками бывших и действующих американских, израильских и европейских должностных лиц. Здесь подробно рассказано о том, как Израиль был на грани нападения на Иран в 2012 году, как Обама стал разрабатывать

  • Трамп начинает игру с Рухани

    Президент США Дональд Трамп после «операции Биарриц» стал завязывать на себя своего иранского коллегу Хасана Рухани. И небезуспешно. Как сообщает Reuters, Рухани ответил Трампу, туманно заявляя, что «не намерен вести переговоры с Трампом до тех пор, пока США не отменят санкции в отношении Ирана». А если Вашингтон действительно пойдет на отмену каких-то санкций? Означает ли

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба