News Stories

Конформизм–комплементаризм как условие армянского историзма

Ирония: «Соглашайся! Если хочешь жить в согласии».

В армянской истории есть много мест, когда армянский патриот восклицал с болью и хрипом подавленного голоса бессилия: «будь проклят»… Будь «проклят армянский торговец», — писал Ов. Туманян, будь «проклят армянский накопитель», — восклицал Нжде, будь «проклят армянский дегенерат», — возопило в Национальной идеологии.

Но никто никогда не говорил «будь проклят армянский провинциал», потому что сказать это при всём трагизме его политических последствий в определённой мере невозможно. Невозможно, во-первых, потому, что провинциализм есть одна из форм нормального земного бытия и предопределённой связи человека с почвой. Провинциала отрывает от земли и поднимает в «Небеса» крылья величия религии. Во-вторых, политика, выросшая до масштаба господства геополитической дедукции, имеет в виду профессиональное занятие, и в здоровом обществе совсем не обязательно всем быть политиками. (Тогда как стать политиканами – не запретишь!) В-третьих, каждому человеку дано иметь свою связь с миром космического духа через творчествование, где провинциал, оставаясь таковым по отношению к миру высокой политики, может проявить свой гений на уровне космическом.., и армяне являли своих гениев.

В Национальной идеологии провинциализму должна даваться не бытийная характеристика, а мировоззренческая и политическая. Это необходимо сделать потому, что перенесённое на политическую почву и действующее в межгосударственных отношениях (комбинаторике) мировоззрение провинциализма являет себя в лике тяжёлой ущербности. Провинциализм в своей ограниченности закрывает спектр пространственного мышления, что политически приводит к разрушительным последствиям. Провинциализм ограничен и в историческом времени, и в масштабе мысли; его отношение к миру высокой политики является реактивным и сужено в пределах видимости и ощущаемости. И это при том, что все основные события решаются в невидимом закулисье.

Поэтому, если бытийно провинциализм мы характеризуем как мещанство, то мировоззренчески как роковую предопределённость.

Эллины – это те же армяне, их политический масштаб мышления был почвенный,   вынесенный из тесноты полисов на морскую соположенность островов и береговой линии. Геополитический всплеск мышления и пассионарное движение македонян было экстраординарией истории древних греков, имеющей внутренние причины. Начав успешное объединение греческих городов и заполучив-завладев на определённый момент в одухотворённую энергию касты воинов и систему организации в виде военной машины, Ал. Македонский, используя мифизм собственной персоны и возникшие идеи греческого превосходства, сумел не останавливать имеющееся интегральное движение этноса, а направить вовне всю энергию объединённого народа и государства.

Вся армянская политическая мысль после основания армянского государства Хайком была почвенной и провинциальной. Урарту – огромное по размерам своего времени государство, было вечно обороняющимся и политически являло типичный образчик масштаба провинции, выбирающей себя между Вавилоном и Ассирией. А империя Тиграна Великого, как и империя Александра Великого, оказалась геополитическим артефактом армянской истории.

Вся последующая двухтысячелетняя геополитическая доктрина сменяемых армянских царств и Первых лиц государства после Тиграна оставалась в положении провинциализма; она сводилась к простому и примитивному определению: выбирать свою ориентацию в положении «между». Выбирать между Персией и Элладой, между Персией и Римом, между Персией и Византией, между Византией и арабами, между арабами и франками… и далее в Новую и Новейшую историю, выбирать между Россией и Западом, между Советской Россией и Антантой. Сегодня между Европейским Союзом и Евразийским. Это – не обстоятельства истории, это предопределённый провинциализм масштаба армянского политического зрения… уже далее, на котором играют разведки и агентурные колонны внутри Армении и её существующего внутриполитического расклада, тоже провинциального.

Следствием провинциализма стал конформизм. Провинциализм является одной из причин принятия конформизма как идейно-философской основы армянского отношения к миру высокой политики. Конформность – это не только что всегда только и есть отрицательное отношение человека к жизни. Без конформности невозможно сожительство человека с ближним своим – в семье, в кругу родственников, в сельских общинах или на производстве. Конформность, — в просторечии соглашательство, — есть добровольная уступка ближнему своему, части своего мировоззренческого и личностного пространства, а также принципов миропонимания, чтобы обрести гармонию чувств и согласие интересов.

Равно и в политике, конформность – не обязательно отрицательная идея всякого политического выбора, но всегда, единственно и глубоко конформная – она стала родовым признаком армянской политической порочности. Революционный выбор армянских политических партий (т.е. вне конформный), — впрочем как и их создание, — конца ХIХ начала ХХ века, направленный на развал турецкой и русской империй одновременно, был не армянский, а внедрён и оплачен масонским подпольем и его пятыми колоннами в Турции и России, частью которых оставалась Армения. Эту свою задачу, привнесённую извне, армяне в ущерб собственным национальным интересам выполнили на отлично опять по причине провинциализма масштаба политического мышления.

Имея перед собой тезис о том, что историю творит не массы, а элита народа, заметим: всякая государственность и всякая светская власть первым признаком имеет своё рождение из антагонистической борьбы, происходящей изнутри, то видимо, то невидимо, двух свойств элит человека – регенеративной (гератной) и дегенеративной (дератной), как позыва доброго духа и злого, системы порядка и хаоса, программы жизни и смерти. Вторым характерным признаком армянского политического бытия является вечный проигрыш своей гератной элиты своей же дератной. Это значит, что в армянской политической среде и в видовом признаке борьбы человека за власть всегда побеждала дератная элита, элита армянских вырожденцев или просто, бытийно – воровская кодла. Так армянская дегенеративная элита (компрадорская) в Анийском царстве, победила свою регенеративную (патриотическую) и царство, которое напугало весь средневековый мир своей огромной побеждающей 100 тысячной армией, распалось под растлением воровских групп, занимающихся торговлей и ростовщичеством на Великом шёлковом пути. Дело кончилось тем, что Каталикос продал свой Престол и умыкнул в Византию. Такая победа на сакральном уровне означает победу смерти над жизнью, хаоса над порядком.

Здесь политические обстоятельства судьбы обернулись историческими – конформность гератной элиты привела к тому, что она не приняла вызов и условия внутренней борьбы элиты за власть над своим народом (для гератной элиты – водительства народа), не пошла на жертвы, подвиги и смерть, а предпочла оставить ей поле господства, оставить свой народ на жажду власти своей же дегенерации (для которой этот народ тоже является свой) и уйти к другим народам, где такую элиту за её уровень высокости всегда охотно принимали.

Армянский народ, оставшийся без водительства своей патриотической элиты, по отношению к своей дегенерации у власти, не имея другого выхода, вынужден был выбирать два варианта из двух. Первый – всю ту же конформность в отношении дегенерата у власти, лишь бы остаться жить на своей земле, своей Родине. Второй – его инстинкт здорового бытия и мысли о будущем своих детей не позволяли ему оставаться уделом во власти организованной группы вырожденцев и толкали на эмиграцию. К эмиграции всегда подводило и неминуемое крайнее обнищание, всегда сопутствующее власти дегенерации в её неутолимой жажде рвачества. Власть дегенерации – это не власть бюрократии; бюрократия – высшая точка, к которой может стремиться вырожденец у власти. Его власть – «упорядоченный» хаос, ибо всякая власть дегенерации – есть пролонгированная, вяло текущая деструкция.

Но этот ответ ещё не полный. Народ, его женоподобная душа, всегда ищет себе позитивное мироустроение и такое же водительство. Поэтому покидая свою Родину, армянин ещё искал себе позитивное водительство и такой же порядок, но уже в лице регенеративной элиты других народов. Таким образом, как в позиции гератной элиты (мужского начала), так и в позиции народа (женского начала), никакого сопротивления своей дегенерации в Армении не возникало. И армянская дегенерация своим чутьём всегда это ощущала. «В Армении нет мужчин», — патетически воскликнул второй президент Республики.

Провинциальной всё историческое время своего существования была и Армянская Церковь. У неё нет последователей среди других народов, она не выходила за пределы своей «почвы», своего Нагорья, предлагая на основе непонятного посыла говорить с другими народами и их языческими религиями на условиях: «если мы вам очень нужны – вы сами идите к нам». Несториане, которые не имели своего государства, в трудных для себя условиях понесли христианство в Среднюю Азию, дошли до Монголии и там обратили в христианство два монгольских племени. Именно по причине позиции этих племён при захвате Армении, политическое положение Киликии было облегчено; т.е. облегчено не армянскими усилиями, а усилиями других народов. Но что делали армяне в это время в Монголии? Торговали!!

Не будем путать конформность с коллаборационизмом, представляющие разные понятия. Армянин никогда не шёл на коллаборационизм, это просто не свойственно его природе, это не его родовой признак. Коллаборационизм – крайнее состояние конформности. Его онтологический принцип – «я не знаю что вы хотите сказать, но я с вами согласен», тогда как принцип конформизма мягче первого и заключён в формуле: «Соглашаюсь! Чтобы быть в согласии».

К примеру, трагическими, если не сказать трагикомическими, выглядели последствия конформизма в позиции армян на Берлинском конгрессе 1878 года. Устроители Конгресса, где решался и «армянский вопрос», для придачи Конгрессу видимости легитимности и фундаментальности пригласили на него и представителей армянской стороны в лице Армянской Церкви, ибо иных представителей в виде светской власти у армян не было. И что же? На Конгресс от имени Армянской Церкви, и стало быть, от имени армянского народа, прибыли четыре делегации, представляющие различные внешние политические силы. Одна делегация священнослужителей из Персии представляла английские интересы (на то время), делегация от Константинопольской патриархии турецко-германские, была от Эчмиадзина и делегация, представляющая интересы России. Делегации особо были преданны тем, кто их делегировал; они грызлись между собой, а хозяевам, пославших их, служили более верно и подобострастно, чем идеалам Нации – это и есть конформизм. Все четыре делегации по понятным причинам не смогли найти между собой общего мнения и, как следует из этого – общей позиции. Участники Конгресса ссылаясь якобы на отсутствие единого мнения среди армян, отказали им в решении армянского вопроса.., который итак не подлежал решению.

    Общий вывод выглядит следующий. Мировоззренческий провинциализм изнутри приводил к политическому конформизму вовне, действующему в пролонгированном режиме уже как исторический. Несменяемый конформизм верхов передавался народу как его бытиё в состоянии приглушенного добровольного рабства, став самой` философией бытия. Эпически и религиозно это передалось как «идея ожидания» — ожидания героя-освободители, ожидания Мигра, ушедшего в пещеру, ожидания нового пришествия освободителя и спасителя.

Политический конформизм привёл Армению к политике комплементаризма, или: политика комплементаризма – следствие длительной и глубокой философии бытия как конформизма. Термин «комплементарность», взятый мною из мира микробиологии, был введён в политическую арменистику в начале 90-х годов прошлого века. Независимо от меня замечательный лингвист Левон Мкртычян отмечал, что следует различать понятия «комплементарность» и «комплиментарность», как человеческую доброжелательность. Но я и в страшном сне не мог представить, что термин будет подхвачен окружением второго президента Республики и найдёт свою реализацию во внешней политике так, как это называется сегодня – политической проституцией. На каком-то этапе и в каких-то позициях политика комплементаризма может давать положительные результаты. Но взятие её как основы геополитического выбора чревато катастрофическими последствиям.

Во второй половине ХIХ века основатель «Молодой Италии», один из руководителей Рисорджименто, обретшей независимость Италии Дж. Мадзини, провозгласил комплементарный принцип внешней политики, как вечную стратегию страны: «Постоянно удерживать защиту Италии с моря и суши невозможно. Поэтому необходимо всегда состоять в союзе с самым сильным и тут же искать взаимосогласных отношений со вторым по силе государством». Для Италии такой принцип является правильным.

Внешняя политика Армении должна основываться за Законе эффективного выбора (ЗЭВ), сформулированного в ряде работ. Суть его заключается в следующем: между сверхсильным и средним по силе сверхслабый всегда должен выбирать своим союзником среднего по силе. Средний по силе стремится стать на место сверхсильного или удержать его напор к абсолютному властвованию. Средний по силе в противостоянии против сверхсильного ищет себе союзников и находит их в лице слабого. Сверхсильному слабый не нужен, да слабый и не пойдёт к сверхсильному. Таким образом, средний по силе и слабый ищут друг друга и находят в дополняемости взаимных интересов. Средний по силе укрепляет сверхслабого, отдавая ему часть своих ресурсов, т.е. поднимает экономически и культурно. В противном случае длительная комплементарная политика (т.е. конформизм) со стороны слабого подтолкнёт к неизбежному компромиссному согласию конкурентов друг с другом, — сверхсильного и среднего по силе. Тогда обе великие державы разделаются (или разделят) слабого. В нашем случае разделят или разделываются с Арменией, как это и случалось не раз в прошлом. Вот ответ на провинциальные метания внешнеполитической ориентации Армении между двумя центрами силы.

А как обстоит дело с внутренней  кадровой политикой правящих верхов Армении в свете комплементаризма внешней? Не лучшим, если не сказать ещё худшим образом. Чтобы удовлетворить оба центра силы, — сверхсильного (Запад) и среднего по силе (Россию) армянская дегенерация у власти балансирует представительство их интересов через введение в высшие руководящие должности Государства элементов их креатуры. Так внешнеполитическое ведомство долго было под контролем американской разведки; если должность Мининдела занимал представитель Москвы, тогда правительством руководил натовский человек (речь о двух премьерах Саргисянах). А о распределении важных должностей «замов» министров или партийных лидеров и говорить не приходится – здесь всё поделено!

Внешняя политика Армении должна быть полностью союзнической, в данном случае союзнической России – это однозначно – и не метаться в положении комплементаризма, и, стало быть, не выступать в позиции конформизма, чтобы не привести страну к катастрофе. При гипотетическом поражении среднего по силе от рук сверхсильного, удар по сверхслабому приходится вторичным, его забирает себе сверхсильный как собственную добычу или политический размен.

Почему внешняя политика Армении должна быть нацеленной на союз с Россией? В мире идёт космическая борьба добра и зла. По сути, великие народы Азии в большей мере  представляют полюс сил добра. Это война не только сакральная, но и эзотерическая. В ней борются не только экономики, но и культуры, как формы представляющие каждая свою цивилизацию. Армянская культура, — и об этом много говорится в других наших работах, — количественно является таковой – культурой, но качественно она относится к классу цивилизаций. Именно качественно, будучи преемницей нескольких предшествующих цивилизаций, современная армянская цивилизация не уступает мировым, а по ряду параметров даже превосходит некоторые из них. Но армянская цивилизация в определениях ведущих Западных историков относится к числу гибнущих цивилизаций. Поэтому вопрос стоит не о спасении армянской экономики, которую агентурные элементы в армянском правительстве уже давно уничтожили – речь идёт о спасении последних форпостов армянской цивилизации, которую сменяемые друг друга бесчисленные министры культуры и образования, сами не имея ни культуры, ни высокого современного университетского образования (и даже хорошего русского языка) сдают свои интересы после каждого транша «финансовой поддержки их министерств» от Мировых банков, т.е. Мировой финансовой мафии.

ЗЭВ позволяет сверхслабой стороне вести единственно верную внешнюю политику, ориентированную на длительное, постепенное внутреннее накапливание сил.

Конечно, и ЗЭВ имеет свои издержки. За всё следует платить – за слабость тоже. Так в отношениях с вечно находящейся в критическом положении Россией, Армения попала в двойной конформизм – подставного русской агентурой правительства и устоявшийся конформизм масс, когда они брошены этим правительством. И Россия не может не воспользоваться безвыходным положением Армении, в котором тоже принимает участие. Это привело к плачевным, если не сказать трагическим последствиям. России стало невыгодным научно-технический и экономический расцвет Армении и она, чтобы заселить сибирские просторы, начала производить «откачку» обездоленного населения и направлять его туда, куда ещё недавно армян ссылали насильно – Сибирь. Оттуда уже ни один армянин не вернётся.

«Соглашайся, чтобы остаться в «согласии».

РУБЕН  БАРЕНЦ        г. ЕРЕВАН. Апрель, 2014 г.

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба