News Stories

Политическая география: роль и значение

polit

В годы существования СССР политика и связанные с ней околополитические проблемы были, в основном, прерогативой государства, государственных органов и не отделялись от них. После развала СССР эта роковая связь во многом изменилась, хотя по-прежнему осталась в центре внимания государства. В отличие от прежнего, к этим процессам подключились широкие массы общественности, которые, так или иначе, приобрели своё своё место и, в той или иной степени, получили свою роль в деле обсуждения и реализации политических проблем.

Довольно оживилась наука, где свои «вакантные» места вновь вернули политические и общественные дисциплины.

В стороне не осталась и географическая наука, в составе которой свою «нишу» заняла политическая география.
Необходимость изучения данной дисциплины в Армении,- помимо общенаучного значения,- является довольно актуальной, ввиду того, что тип происходящих политических процессов в Регионе постоянно остаётся предметом «телесной» связи с типом географии.

Как все науки, предмет политической географии также изучает объективную реальность, анализирует, делает прогнозы. В составе географической науки, политическая география находится в группе дисциплин, изучающих связь общественных процессов с окружающей природой. Тогда как процессы чисто природного характера являются уделом классики физической географии.
В этом месте изложения представляется необходимым высказать собственное мнение автора, не совпадающее с имеющемся в литературе.
Если физическая география изучает состояние природных явлений, социально-экономическая география — связь общественно-государственных процессов с географическими, то считать, что политическая география есть одно из конкретных или частных проявлений социально-экономичкской, а потому должна рассматриваться в пределах их системы ошибочно. Политические процессы — есть одновременно и самостоятельные, и связанные с базовыми (экономика, народонаселение и т.д.) опосредованно, но могут быть и искусственные, индуцированные и инспирированные как извне, так и извнутри. Они могут опережать или отставать от базовых, они могут перепрыгивать даже через социально-экономические формации.

Изучение физико-географических характеристик (рельеф, ландшафт, климат и т.д.) определённого региона (местности) не имеет ввиду изучение происходящих там политических процессов и их проецирование на физические свойства территории. При изучении проблем народонаселения, экономических, транспортных, полезных ископаемых и т.д., нас могут интересовать происходящие во взятом пространстве политические процессы частично, как один из факторов, влияющих или могущих изменить одно или два из названных условий.
Когда же изучаются происходящие политические процессы в пределах определённого региона и их привязку к его физико-географическим характеристикам, социально-общественным, экономическим, демографическим и т.д., то не изучать или связывать их с названными показателями не представляется допустимым. Значит, независимо от того, какое место занимает сегодня плитическая география в системе географических наук, она имеет дело и с общественными и с природными процессами и имеет чёткую, последовательную, по-своему своеобразную, причинно-следственную связь с названными явлениями. Иерархически (последовательно), политическая география может стоять над или рядом с социально-экономической, но не в составе её. «Выше» политической географии, акцентуированней, может стоять только военная география. Но опять же не обязательно в составе политической, а самостоятельно. Ибо какое-то географическое явление (скажем нефть) и военное отношение к ней, может произойти в большом темпе, минуя политическое.
Или же образование военных округов может происходить исключительно в русле географического показателя, как данности, минуя общественные, экономические и политические основания. Этим объяснялось выделение в СССР из Среднеазиатского Военного округа Туркестанского. Из армянских авторов следует указать на работу Р.Баренца «Военная доктрина Нации» (г. Ереван 2000 г.), где автор оборону Армянской республики, образование укрепрайонов и административное деление исключительно привязывает к географическому фактору.

Если физическая география есть физическо-географическое описание + рельеф + ландшафт + климат и т.д., а социально-экономическая география есть экономическо-географическое состояние + отрасли народного хозяйства + наука + сфера обслуживания + и т.д., то политическая география есть физическая география + социально-экономическая география + военная + политическое положение.
Такой подход будет больше отвечать условию объективности и повысит роль и понимание самой дисциплины политической географии.
Некоторые политики склонны считать, что политическая география относится к категории политичекой науки, географы обратно, остаются на своих позициях. Следует думать, что обе точки зрения односторонни, потому что делить единое научное поле и его константы в зависимости от переменных политических процессов нецелесообразно.
Информативность познавательное значение политической географии заключается именно в том, что в динамике одновременно изучается связь свойств компонентов географического пространства и происходящих на нём политических перемен. Поэтому политическую географию можно считать КОМПЛЕКСНОЙ НАУКОЙ, охватывающей ряд дисциплин.
Таким образом, вышеописанное имеет цель более адекватно оценить роль и место политической географии как современной и актуальной науки, обойти которую не представляется возможным,
а также расположить её в научном «кадастре» в соотвествии с её функцией в среде обитания человека и политической жизни.
Глубокие знания принципов политической географии расширяют диапазон нашего миропонимания и повышают глубину понимания тех проблем, с которыми мы сталкиваемся.

Татул Мирзоян 

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Постгеополитика и геополитика многополярного мира

    На рубеже XX-XXI вв. в англосаксонском геополитическом сообществе появляется направление, получившее название «критической геополитики», или «постгеополитики». Данное направление также можно охарактеризовать как «слабую геополитику» (по аналогии с постмодернистскими «слабой философией» Дж. Ваттимо «слабой теологией» Д. Капуто; под «слабостью» подразумевается отказ от бинарного мышления, смягчение оппозиций, свойственных «классической» рациональности). Школа «слабой геополитики» (Г. О’Туатайл, Дж. Эгнью)

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба