News Stories

Помидор, уходи

эрдоган

Турки готовятся прогнать Эрдогана. Им помогут фанат России и кандидат от народа

Власть, казалось бы, всесильного турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана под угрозой. Он захотел укрепить ее, решившись на досрочные выборы, но теперь они могут стоить ему поста. Изначально победа турецкого лидера ни у кого не вызывала сомнений: однако чем ближе к выборам, тем больше трещит по швам план президента. Из-за тяжелого положения в экономике в народе все больше зреет недовольство, оппозиция сплотилась намертво, бросив все силы на противостояние Эрдогану и решив выступать единым фронтом. Глава государства в панике колесит по стране, устраивая митинги в свою поддержку, клеймит западные страны — в общем, хватается за любую соломинку лишь бы удержаться у власти. Каковы шансы оппозиции вытолкнуть Эрдогана с насиженного места, выясняла «Лента.ру».

Панические выборы

Апрель 2018 года. В Турции, кажется, еще все спокойно: экономическая ситуация ухудшается, однако народ этого пока не чувствует. Власть популярна. 70-летний Девлет Бахчели спешит в президентский дворец в Анкаре, где у него должна состояться встреча с Эрдоганом. В голове лидера Партии националистического движения созрел прекрасный план: надо предложить Эрдогану провести выборы как можно скорее, чтобы обскакать оппозицию, не готовую к сражению.

Политик, до недавнего времени обличавший диктаторские замашки Эрдогана, перед референдумом 2017 года вдруг резко прослыл одним из самых преданных его соратников. Многие были уверены, что изменить его отношение к президенту помогли обещания главы государства предоставить ему кресло вице-президента. Однако в ходу была и более банальная версия: на Бахчели собрали внушительный компромат.

Эрдогану идея пришлась по вкусу: он управляет Турцией с 2003 года, смог наладить казалось бы разорванные отношения с Москвой и даже вернуть на российские рынки турецкие помидоры (к слову, за огромное желание добиться отмены санкций и вновь продавать томаты в России в российском интернет-сообществе он получил шутливое прозвище «помидорный султан»), с легкостью подавил так называемый странный мятеж в июле 2016 года, смог протащить на референдуме переход страны к суперпрезидентской республике, от безграничной власти его отделяет всего один шаг, почему бы не сделать его как можно быстрее. Не согласился турецкий лидер только с одним: Бахчели предлагал устроить голосование в конце августа. «Не будем так долго тянуть. Проведем 24 июня. Вместе с президентскими выборами устроим заодно и парламентские», — решил турецкий лидер. Политики были довольны: так им удастся застать врасплох оппозицию и без труда одержать внушительную победу на выборах. Представить будущее они, конечно, не могли.

Проблемы в султанате

Одной из причин такой спешки было желание правящей верхушки не допустить до выборов новую оппозиционную структуру: «Хорошую партию» (İyi Parti) во главе с популярной в народе Мерал Акшенер, «железной леди турецкой политики» — бывшая глава МВД, националистка и защитница женщин вполне могла составить Эрдогану достойную конкуренцию.

Девлет Бахчели, до недавнего времени обличавший диктаторские замашки Эрдогана, перед референдумом 2017 года вдруг резко прослыл одним из самых преданных его соратников

По турецким законам для участия в выборах необходимо, чтобы со дня учредительного съезда партии до голосования прошло не менее полугода. Учредительный съезд «хороших» состоялся 10 декабря 2017 года, поэтому Эрдоган был уверен, что Акшенер с ее партией участия в гонке не видать.

Пока сторонники Эрдогана довольно потирали руки, считая, что разделались с сильным конкурентом, на помощь коллегам из İyi Parti пришла главная оппозиционная сила страны — Народно-республиканская партия, сторонники светской власти и противники фирменной эрдогановской исламизации. 15 ее депутатов ради общего блага перешли в «Хорошую партию», благодаря чему она попала в избирательный список.

Не сумев нейтрализовать Акшенер, власти столкнулись с новой проблемой, вызванной собственной провальной экономической политикой, — мощным падением турецкой лиры и разогнавшейся инфляцией. Популизм и громкие слова об исключительности и могуществе турецкой нации не помогают — простые жители страны связывают собственное обнищание с всесильным Эрдоганом, который ничего не может сделать с экономикой. «Даже с покорными СМИ президент Турции не может заставить избирателей закрыть глаза на последствия экономических проблем», — пояснил главный редактор газеты Ahval Явуз Байдар.

Рейтинг Эрдогана, по данным независимых опросов, упал до 40 процентов — хотя прогосударственные источники называют менее тревожные числа. Президент не смог доказать туркам, что его неограниченная власть полезна для страны. Как показывают опросы общественного мнения, даже избиратели правящей Партии справедливости и развития не готовы передать ему все бразды правления страной.

Рейтинг Мерал Акшенер, «железной леди турецкой политики», составляет 19 процентов

Помимо этого, народ просто устал каждый год ходить на избирательные участки: президентские выборы 2014 года, парламентские выборы 2015 и 2016 годов, референдум 2017-го. Турки, не успев опомниться от плебисцита, опять вынуждены идти голосовать. В этой ситуации есть еще один момент, раздражающий население: Эрдоган проводит выборы в тот момент, когда в стране около 2 миллионов абитуриентов сдают вступительные экзамены в университеты.

Если не Эрдоган, то кто

Впрочем, одолеть такого политического тяжеловеса, как Эрдоган, непросто. Изначально оппозиция попыталась выставить единого кандидата, который бы противостоял нынешнему главе государства на президентских выборах. Однако договориться не удалось — оппозиционеры перессорились между собой и не нашли компромиссную фигуру для левых, правых, курдов и исламистов.

Поэтому каждая из партий выставила своего кандидата. Их главная цель — отнять голоса у Эрдогана и привести ко второму туру голосования, в котором у противника нынешнего главы государства появляется гораздо больше шансов. Для победы в первом туре Эрдогану необходимо получить 50 процентов голосов плюс один голос, однако такой вариант в настоящее время кажется все менее вероятным.

В нынешней кампании принимают участие шесть кандидатов: сам Эрдоган, представитель от Народно-республиканской партии Индже Мухаррем, лидер «Хорошей партии» Мерал Акшенер, Темель Карамоллаоглу из консервативной Партии счастья, Догу Перинчек из рабочей партии Vatan («Родина») и Селяхаттин Демирташ от прокурдской Демократической партии народов.

Довольно интересным кандидатом для России считается маоист Догу Перинчек, активно выступающий за развитие отношений с Пекином и Москвой, а также призывающий прекратить взаимодействие с Брюсселем, выйти из НАТО. Его тесные отношения с Москвой продолжил сын Мехмет — профессор истории, блестяще владеющий русским и написавший после работы в российских архивах книгу о российско-турецких отношениях во времена Османской империи. Впрочем, по прогнозам политологов, он едва ли может рассчитывать на поддержку пяти процентов избирателей.

Индже Мухаррем, выходец из народа, каждый день устраивает масштабные акции протеста, обещая улучшить экономическую ситуацию, а также «вернуть в страну мир и комфорт»

Молодой и харизматичный политик Демирташ, набравший на выборах 2014 года 9,76 процента, в настоящее время находится за решеткой. Его обвиняют в связях с Рабочей партией Курдистана, которую Анкара считает террористической. Впрочем, его выдвижение в качестве кандидата в президенты не противоречит турецкой конституции — в нее было внесено изменение, согласно которому судимость не мешает баллотироваться. Его сторонники понимают, что в настоящее время он не считается главным оппонентом Эрдогана, однако, даже не имея возможности принимать участие в предвыборной кампании, он рассчитывает на 10 процентов голосов.

Главными противниками Эрдогана называют 60-летнюю «железную леди» Мерал Акшенер и 54-летнего Индже Мухаррема. У них обоих примерно одинаковые шансы пройти во второй тур. Однако Акшенер, рейтинг которой составляет где-то 19 процентов, не приходится рассчитывать на голоса курдов.

Их скорее всего получит Мухаррем, у которого 21 процент поддержки. Блестящий оратор, выходец из народа (при этом большинство представителей Народно-республиканской партии обычно представители аристократических семей). До прихода в большую политику он работал учителем физики, потом стал депутатом. В феврале этого года его называли одним из главных претендентов на пост лидера Народно-республиканской партии, однако пост занял патриарх Кемаль Кылычдароглу.

Индже не сидит сложа руки, он каждый день устраивает масштабные акции протеста, обещая улучшить экономическую ситуацию, а также «вернуть в страну мир и комфорт». Если он пройдет во второй тур — его могут поддержать курды. Обычно у них натянутые отношения со сторонниками светской Турции, но у Индже хорошая репутация: он не раз заступался за них, а в тюрьме даже навестил лидера прокурдской партии Селяхаттина Демирташа.

«Курдский вопрос станет решающим в этой кампании. Однако, если курды предпочтут не участвовать в голосовании, это, безусловно, будет лишь на руку Эрдогану», — пишут журналисты Hürriyet Daily News. Турецкий лидер тем временем не только бомбит курдов в Сирии, но и пытается заполучить голоса курдских избирателей.

Выступая перед электоратом, он напоминает о 2002-м, когда Турция, только став кандидатом в ЕС, сняла ограничения на свободу слова и собраний, а также разрешила курдам говорить на своем языке. Он почему-то не вспоминает, что потом все эти поблажки отменили.

Антисултанский заговор

Пока победу в президентских выборах, пусть и со второй попытки, прочат турецкому лидеру. Однако с парламентским голосованием все не так однозначно. Многие эксперты считают, что глава государства допустил серьезную ошибку, решив проводить две кампании одновременно. Он хотел подтолкнуть избирателей к тому, чтобы они сразу отдали свои голоса за него самого и за его партию. Однако оппозиция и здесь была на шаг впереди.

Народно-республиканская партия, «Хорошая партия», Демократическая партия и Партия счастья договорились создать оппозиционный блок для участия в выборах. Так им с легкостью удастся преодолеть 10-процентный барьер и пройти в парламент. Не исключено, что они могут получить большинство голосов в меджлисе.

Если оппозиция наберет 300 мест — этого будет достаточно для того, чтобы проводить новые законы. А если 400 — вообще изменять конституцию страны. Неудивительно, что на первом же голосовании оппозиция поддержит возвращение к старой парламентской системе, что для Эрдогана равносильно политической смерти. Понятно, что будучи опытным политиком, он будет стараться посеять смуту в рядах оппозиционеров, пытаясь переманить их на свою сторону, обещая места в кабинете министров.

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Тегеран вскоре подключит Ирак к сирийской кампании

    Коалиция США — Израиль — Турция заторопились в Сирии, пока новое правительство в Ираке не активизировало свое участие События в Сирии и в Ираке за последние дни не перестают удивлять своей непредсказуемостью. Мы наблюдаем попытку США и Израиля нечто «перестроить» в их рабочих планах по захвату если и не территорий двух арабских стран, то —

  • «Lenta.ru»: Шампур в спину

    Газопровод в обход России запустят в День России. Спасибо Турции и Азербайджану День России в 2018 году будет праздником не только для россиян — 12 июня на карте энергетических потоков появится новое направление — Турция и Азербайджан запустят Трансанатолийский газопровод. Его считают альтернативой российскому проекту поставки газа в Европу, а именно «Турецкому потоку», но из-за сравнительно небольшой мощности

  • Медвежья услуга для Армении: как Израиль продавливает Турцию

    После трагических событий в Секторе Газа (огнем израильской армии на поражение было убито порядка шестидесяти палестинцев), которые президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал геноцидом, а сам Израиль — террористическим государством, сразу стало понятно: скоро в израильском Кнессете вновь будет поднят вопрос о признании армянского Геноцида. События в секторе Газа авторитета Израилю на международной политической арене не добавили На

  • США заставляют Турцию отказаться от С-400, а при чем тут Армения?

    Турция делает все возможное, чтобы по максимуму засветиться на мировом рынке вооружений в качестве не только покупателя, но и производителя, и поставщика. Специфика импорта вооружений заставляет думать, что Анкара активизировалась в этом аспекте, исходя не из экономических, и даже не столько из политических, сколько из геополитических целей. Всем, кто рвется в лидеры Ближнего Востока и Южного Кавказа, нужно много оружия Если конкретнее, то

  • «Эрдогана ждет такой же конец, как Талаата и Энвера» — курдский историк

    Турция всегда пыталась истребить «неудобные» народы. Теперь все повторяется в Африне. Но прощения не будет, уверен Эбдулла Сикаки. Курдское общество все чаще сравнивает власти Эрдогана с младотурками. В очередной раз об этом заявил историк Эбдулла Сикаки, уроженец сирийского Африна, оккупированного турецкой армией. Беседу с ним приводит издание UIKI (Бюро информации Курдистана в Италии). Сикаки продолжил это сравнение, добавив, что Эрдогана ждет

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба