News Stories

Схватка за влияние на Южном Кавказе: Россия укрепляет свои позиции

10658880

Россия активно укрепляет свои экономические связи с региональными сверхдержавами – Ираном и Турцией – в преддверии борьбы за усиление своего политического влияния на Южном Кавказе.

Схватка ожидается в двух плоскостях: между региональными и мировыми сверхдержавами, и легкой победы никому не обещано.

Два аспекта борьбы сверхдержав за влияние на Южном Кавказе

Когда говорится о назревающей схватке за влияние в регионе, который, несмотря на свою небольшую площадь (если сравнить с тем же Ближним Востоком или Средней Азией), имеет огромное стратегическое значение, то вовсе не имеется в виду, что будут обстрелы, бомбежки и боевые действия на земле.

Хотя и такого – нежелательного — развития событий не стоит исключать. Ведь вполне может получиться так, что в какой-то момент одному из участников этой схватки (неважно, в каком из указанных ракурсов) на политической арене изменит удача. И тогда в ход вполне могут пойти запрещенные приемы, вплоть до эскалации напряженности и откровенного провоцирования боевых действий.

Опасность подобного рода действительно велика, поскольку регион-то крайне взрывоопасный, по максимуму накачанный оружием и взаимными территориальными претензиями расположенных тут стран.

А ведь на мировой политической арене противоречия между великими державами действительно достигают апогея. А это значит, что в какой-то момент у кого-то могут не выдержать нервы – и тогда обострения в потенциальных горячих точках Южного Кавказа не избежать.

Другое дело, что на Южном Кавказе действительно свет клином не сошелся. И пока существуют горячий сирийский конфликт, противостояние в Ираке, в Афганистане, политическое противостояние Запада и Ирана, мировым сверхдержавам удается хотя бы по поводу местных, региональных проблем придерживаться консенсуса. Тому яркое подтверждение – Карабах, которым занимается Минская группа ОБСЕ (Россия, США и Франция).

Но ведь глобальная политика – штука ненадежная.

Вдруг один из акторов, проиграв на другой геополитической арене, решит отыграться именно на Южном Кавказе. Начнет совершать резкие телодвижения, использует для этого сотрудничество или конфликт с одной из региональных сверхдержав. И прощай тогда хрупкий мир (вернее даже состояние, когда «ни мира, ни войны»), скажем, на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения. Или же на северо-востоке Грузии.

Ведь мировым сверхдержавам всегда следует считаться с позициями держав регионального масштаба. Каждая из которых (а их на Южном Кавказе две) имеет свои претензии, свои интересы, свои требования.

С Ираном трудно договориться, однако если удалось, то он от своего слова уже не откажется

С тем же Ираном, с государством весьма претенциозным и требующим к себе повышенного внимания и уважения, договариваться касательно геополитических раскладов весьма сложно. Контролировать его поведение на политической арене, будь ты хоть Россией, хоть Соединенными Штатами – тот еще вопрос. Требует щепетильного дипломатического подхода.

А ведь от него во многом зависит ситуация в регионе. В частности, на линии противостояния на границе Карабаха с Азербайджаном.

И хорошо, что Тегеран и к своей миссии в регионе, и к своему поведению на международной политической арене относится так же щепетильно. Без каких-либо взрывных эмоций и импульсивности. Именно благодаря такому подходу ситуация вдоль иранских северных границ (с Карабахом) относительно спокойна.

Однако для того, чтобы иметь соответствующее реальное воздействие на ситуацию в регионе Южного Кавказа, сверхдержавам необходимо иметь с Ираном точки соприкосновения. И чем их больше – тем больше шансов и козырей в руках мировой сверхдержавы.

Россия, например, это отлично понимает, и взаимоотношения Москвы с Тегераном весьма близки к дружеским и союзническим. В этом плане беспокоиться следует лишь по поводу того, что интересы Турции — регионального соперника Ирана — в какой-то момент могут стать камнем преткновения во взаимоотношениях между двумя странами.

В Кремле, видимо, и это учитывают и предпринимают какие-то конкретные, предметные шаги. Например, недавняя информация о том, что российские нефтегазовые корпорации планируют серьезные финансовые инвестиции в сферу энергоносителей Ирана (речь идет о 50 миллиардах долларов) – свидетельство этой работы.

Причем подобные объемы инвестиций изначально предполагают, что Россия свои союзнические взаимоотношения с Ираном фиксирует на долгий промежуток времени.

Или же упомянем запланированное в мае подписание пока что временного (на три года) договора между ЕАЭС и Ираном об открытии совместной Свободной торговой зоны – шаг, и в экономическом плане весьма выгодный для обеих сторон. Ведь объединение двух объемных потребительских рынков (иранского – 80 миллионов, ЕАЭС– 180 миллионов) для экономики – это всегда хорошо.

Но ведь, кроме этого, есть и геополитические расклады. И подобный договор свидетельствует о том, что два государства нашли те самые точки соприкосновения, о которых было сказано.

И в ожидающейся схватке за влияние в небольшом, стратегически и геополитически важном южно-кавказском регионе сверхдержавы будут выступать единым фронтом.

«Имеешь дело с турком — не выпускай палку из рук»

Что касается другой региональной сверхдержавы – Турции — то относительно нее вопросов, конечно же, больше, чем ответов. И в первую очередь вопросы имеются именно у самого близкого союзника России в регионе – у Армении.

Да хотя бы потому, что налицо карабахский кризис, в котором официальная Анкара, в типично своем стиле поведения, изначально заняла позицию, которая для уважающего, считающего себя региональной сверхдержавой государства попросту неприемлема.

Речь, конечно же, идет об однобокой позиции Турции, направленной на защиту интересов Азербайджана, и из-за этого оставляющей Анкару за бортом каких-то серьезных региональных процессов, касающихся и Карабаха, и Армении.

На самом деле подобная позиция Турции изначально была для Армении выгодна. В том плане, что наш западный сосед на первом же этапе развития карабахского противостояния, еще двадцать пять лет тому назад, сам себе связал руки. Сам себя лишил возможности участвовать в политических процессах, в которых, конечно же, оказывал бы поддержку именно позиции Азербайджана.

Ну, политика – это такая вещь, в которой импульсивные шаги не приветствуются. И представители Анкары (и Эрдоган лично) в ответ на просьбу присоединиться к переговорному процессу, не раз натыкались на жесткий отрицательный ответ от всех участников карабахского урегулирования. И в первую очередь – от России и конкретно президента Путина.

В этом плане Еревану можно быть спокойным, хотя внимательно отслеживать процессы, происходящие во взаимоотношениях между своим союзником – Россией — и откровенно вражески настроенной Турцией необходимо. Все остальное (и атомная станция в Аккую, и газопровод, и обмен ЗРК С-400 с помидорами) – это к Армении и Карабаху отношения не имеет.

С одной стороны, эти отношения позволяют Кремлю привязать к своим геополитическим интересам региональную сверхдержаву не только на Южном Кавказе, но и в Сирии, и на Черном море, где вырисовываются гораздо более серьезные проблемы, связанные, скажем, с Украиной и, через нее, с основным соперником – Соединенными Штатами.

С другой стороны следует иметь в виду еще и то обстоятельство, что Турция сейчас обросла таким количеством серьезных геополитических проблем по всему периметру своей границы, что ей явно не до защиты интересов своего «младшего брата» — Азербайджана — в карабахском противостоянии.

Это же надо — на протяжении почти тысячи лет существовать так, чтобы обрасти таким количеством врагов, начиная с Болгарии и Греции, заканчивая Сирией, Ираком (ну, про Армению, думаю, рассказывать не стоит). А еще иметь в качестве недоброжелателей всю Европу и Соединенные Штаты…

Нет, Турции еще долгое время будет не до азербайджанских территориальных претензий. Опыт апреля 2016 хоть чему-то должен научить Анкару, ведь если мировое сообщества аккуратно обходит тему «кровавого апреля», это не значит, что никто не догадывается, кто на самом деле спровоцировал четырехдневную войну в Карабахе…

Арман Ванескегян

Источник: Sputnik Армения

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Нагорный Карабах: к чему готовится Тегеран

    Тегеран, исторически чувствительно реагирующий на изменения ситуации в Закавказье, видит, что влияние Запада в этом регионе стало заметно ослабевать. Плюс несколько пошатнувшиеся позиции России в Армении после происшедшей там так называемой «бархатной революции». Иран считает, что теперь он (в отличие от Турции) может более успешно обозначать свое присутствие в Закавказье. Посол Ирана в Азербайджане Джавад Джахангирзаде накануне

  • СТАМБУЛЬСКАЯ КОНВЕНЦИЯ — ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОЛИТИКИ АОД

    Во второй половине июля Стамбульская конвенция будет представлена на заседании правительства новоиспеченным министром юстиции Рустамом Бадасяном. Говорят, что эта конвенция стала одной из главных причин отставки Артака Зейналяна, который не пошел против принципов и отказался рекомендовать документ к ратификации. ПО НАШИМ СВЕДЕНИЯМ, против ратификации конвенции высказались также некоторые представители партии премьер-министра. Они задались вопросом «зачем же

  • Рубен Баренц: Политическое будущее Армении

    Чтобы понять политическое будущее Армении нам необходимо определиться с его прошлым. Обе задачи – предмет огромной по объёму работы и достойны обширных фолиантов, которые требуют хотя бы малого – честного подхода. Историческая наука везде, в том числе и в Армении, находится под политическим заказом и контролируется конспирологическими силами. В Армении мы не можем доказать своей

  • Укрепят ли масоны демократию в Азербайджане?

    Масоны в Азербайджане не подтверждают и не опровергают свое проникновение в структуры власти и бизнеса. Хотя, заявляя о своей открытости, они все же остаются закрытыми, что порождает немало невероятных слухов. Великий мастер российской ложи, экс-кандидат в президенты России Андрей Богданов в очередной раз посетил Баку для участия в ассамблее Великой масонской ложи Азербайджана. Отношения между ложами России

  • Либералы песчаных карьеров

    Как Владимир Путин вступил в сражение с либеральной идеей и что она с ним сделала Последний день работы Владимира Путина на саммите в Осаке, казалось, не закончится никогда. Между тем специальный корреспондент “Ъ”Андрей Колесников, проанализировав этот день президента и узнав, что происходит сейчас в Иркутской области, приходит к неожиданному выводу. Поздним вечером накануне последнего дня саммита

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба