News Stories

Территории смыслов: Армения готовится к тяжёлым решениям по Карабаху

Minolta DSC

На днях министерство иностранных дел Армении решило немного взбудоражить общественное мнение республики. Возможно, это получилось непреднамеренно. Однако результат в виде заметного оживления дискуссии по поводу сдачи или удержания территорий вокруг Нагорного Карабаха оказался налицо.

Глава армянского внешнеполитического ведомства Эдвард Налбандянне исключил уступку Азербайджану некоторых территорий вне пределов бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, обставив это одним условием. Согласно ему, из переданных Баку районов населению непризнанной республики ничто не должно угрожать.

В такой расстановке акцентов по одному из наиболее болезненных (и для Армении, и для Азербайджана) вопросов территорий в карабахском урегулировании, по существу, нет ничего нового. Обсуждаемый все последние годы Ереваном и Баку при посредничестве трёх стран-сопредседателей Минской группы (МГ) ОБСЕ алгоритм разрешения затяжного конфликта предусматривает возвращение сначала пяти (из них первоочередной передаче подлежат два частично контролируемые армянскими силами Агдамский и Физулинский районы бывшей Азербайджанской ССР), а потом и оставшихся двух районов из так называемого «пояса безопасности» вокруг Нагорного Карабаха. Это отражено в известных совместных заявлениях президентов стран-сопредседателей МГ (Россия, США и Франция), такой подход официальным Ереваном никогда не отвергался.

Весь вопрос уже достаточно длительное время упирается лишь в порядок подобного возврата, который армянская сторона обуславливает параллельным предоставлением Нагорно-Карабахской Республике (НКР) промежуточного статуса вместе с международными гарантиями её безопасности. В свою очередь, Баку требует безусловного возврата хотя бы части из семи районов до того, как поставит собственную подпись под бумагой, где будет оговорен временный статус НКР. Всё остальное — «вариации» ключевой темы нынешних двусторонних встреч глав МИД Армении и Азербайджана при участии сопредседателей МГ.

Заявление главы армянской дипломатии примечательно по другим причинам, не связанным с содержанием текущих переговоров по карабахскому урегулированию. Впрочем, говорить о полноценных и полноформатных переговорах при отсутствии за их столом одной из трёх признанных сторон конфликта (НКР) явно не приходится.

В содержательном плане, повторим, «тезис Налбандяна» являет собой лишь фиксацию пройденного этапа, а не некое его новое качество. Ереван не исключает передачу территорий Баку, требуя взамен промежуточный статус для Степанакерта (до проведения в Нагорном Карабахе референдума по определению его окончательного политического статуса) и максимальные гарантии безопасности от международного сообщества. Армения не рассматривает эти территории вне понятия «пояс безопасности», что, кстати, заметно противоречит позиции самой НКР, по конституции которой данные районы фактически включены в состав второй армянской республики (1). Ереван не видит ни возможности, а также не испытывает ни малейшего желания доказывать на международных площадках относимость завоёванных в ходе войны 1991−1994 годов территорий к армянской государственности.

Видимо, это прозвучит излишне резко, но мы считаем данную позицию и вытекающие из неё подходы армянской дипломатии изначально пораженческими. Вкупе с продолжающимся смиренным отношением Еревана к факту отсутствия за столом переговоров Степанакерта — это однозначно разжигает агрессивные аппетиты Баку как в дипломатической плоскости урегулирования, так и, прежде всего, в военном измерении конфликта. Но уже ничего не поделаешь. Алгоритм урегулирования «территории в обмен на статус» сложился фактически окончательно ещё к середине «нулевых», и с того времени он только «цементировался» безамбициозной позицией Армении.

Впрочем, заявление армянского министра, как можно с уверенностью предположить, было направлено на решение несколько иных задач, чем очередное убеждение своих оппонентов и партнёров в нежелании Еревана взять на вооружение совсем другую политику в карабахском урегулировании. Этот шанс армянской стороной бесповоротно упущен в апреле 2016 года, когда по итогам «четырёхдневной войны» представилась просто уникальная возможность обрушить на Азербайджан принципиально иную, смелую и решительную, повестку на будущих переговорах.

Есть две версии в связи с озвученным именно сейчас заявлением Налбандяна.

В первую очередь, власти Армении таким образом продолжают готовить общественно-политическую почву внутри республики касательно безальтернативности передачи территорий Азербайджану. Ранее Ереван запросил у стран-сопредседателей «паузу» до завершения полного переформатирования республики из президентской в парламентскую. «Час Х» наступит примерно в апреле 2018 года (а может и значительно раньше), когда должен проясниться вопрос со следующим премьер-министром Армении. До этого руководство республики проводит «разведку боем» на общественно-политическом поле, выясняя для себя степень радикальных настроений у масс по части лозунга «ни пяди земли».

Вторая версия, тесно связанная с первой, состоит в том, что в уста Налбандяна «взбудораживший тезис» был вложен извне. Другими словами, не только Еревану, но и некоторым внешним центрам силы за несколько месяцев до крупных кадровых перестановок в армянской вертикали власти важно замерить барометр настроений в крайне чувствительном территориальном вопросе карабахского урегулирования.

 Министр Налбандян считается «кадром Москвы». Тогда напрашивается следующий вывод: многое (конечно, не всё), что говорит занимающий с 2008 года свою должность глава МИД Армении созвучно позиции, интересам, планам и намерениям российской стороны.

В армянской столице после апреля 2016-го стали распространимы настроения относительно оказываемого Москвой на Ереван давления. Прежде всего, в вопросе возврата территорий Азербайджану. Есть ли такое давление на самом деле или нет, другой вопрос. Но антироссийский уклон внутри республики под призмой занятой Россией «позиции давления» на Армении в вопросе передачи территорий не поддаётся сомнению. Во многом эти настроения продолжают оставаться латентными. При этом их критическая масса постоянно нарастает, и совершенно не ясно, к чему это может привести, случись ещё одна масштабная военная эскалация в зоне конфликта «по образу и подобию» событий, имевших место в позапрошлом апреле.

России важно держать руку на пульсе общественного мнения единственного закавказского союзника. При этом не менее важно осознавать и в случае необходимости минимизировать побочные эффекты от тезисов некоторых руководителей в Армении, чьи имена крепко связываются с «рукой Москвы».

На фоне не всегда убедительных, а зачастую и откровенно слабых заявлений руководства МИД Армении, позиция тамошнего оборонного ведомства выделяется на порядок большей чёткостью. Формула армянской дипломатии сводится к тому, что «уступка территорий неизбежна, необходимо лишь добиться безопасности для НКР». Из выступлений руководства Минобороны Армении вырисовываются иные смысловые акценты: «уступать ничего нельзя, пока Азербайджан не станет безопасным соседом Армении». Так как шансы на последнее крайне ничтожны даже в долгосрочной перспективе, то подобный подход означает одно: никто и ничего отдавать не будет.

И тут возникают определённые мысли, связанные с тем, кто стоит у руля в МИД и Минобороны республики. «Пророссийский» уклон руководства дипломатического корпуса перекликается с определёнными симпатиями к Западу со стороны политических функционеров у руля военного ведомства. Казалось бы, самые тесные связи Армении и России в оборонной сфере должны были привести к несколько иному распределению внешнеполитических приоритетов внутри системы госорганов закавказской страны. Однако складывается другая ситуация, которая у многих создаёт ошибочное впечатление, что «прозападный Минобороны» в вопросе территорий противостоит «пророссийскому МИДу».

Администрация армянского президента Сержа Саргсяна старается поддерживать баланс между двумя «ветвями» на внешнем векторе отношений Еревана с Москвой и ведущими западными столицами. Что касается карабахского досье, то и тут президентский аппарат занял некую срединную линию в вопросе территорий. Её суть сводится к тому, что Армения готова к компромиссам, в том числе и в территориальном аспекте урегулирования конфликта, но последнее слово всегда и во всём якобы остаётся за НКР. Почему «якобы»? Всё очень просто. Нельзя говорить о первостепенности голоса Степанакерта, если Ереван не признаёт его государственную независимость, не требует его безусловного возвращения за стол переговоров и делаёт всё, чтобы низвести Нагорный Карабах до статуса одной из провинций Армении.

К весне следующего года эпицентр принятия политических решений в Армении сдвигается в сторону правительства и будущего премьера. Эдварду Налбандяну пост главы правительства категорично «не грозит». Чего о нынешнем министре обороны Вигене Саркисяне не скажешь. Он один из основных резервных кандидатов Сержа Саргсяна на премьерский пост, если какие-то серьёзные обстоятельства помешают самому действующему главе государства в апреле перейти на должность премьера.

Возможны различные варианты распределения портфелей перед завершением транзита Армении к парламентской республике. У властей пока нет чёткого понимания в этом вопросе. Многое, если не всё, находится в стадии проработки будущих кадровых перестановок. Одно представляется очевидным. Применительно к процессу карабахского урегулирования Ереван при всех внутренних раскладах на высших этажах властной вертикали постарается снять с себя ответственность в предстоящих тяжёлых решениях. Или хотя бы минимизировать негативные для себя последствия от этих решений. Как это будет сделано и возможна ли в принципе успешная «перезагрузка» общественно-политического восприятия в Армении вопроса территорий, покажут ближайшие месяцы.

(1) Карабахский коллега Эдварда Налбандяна глава МИД НКР Карен Мирзоян 18 сентября заявил, что Степанакерт выступает категорически против сдачи каких-либо территорий Азербайджану. «Ни одна из территорий республики не может иметь иного статуса, чем тот, который сегодня есть», — подчеркнул Мирзоян. В связи с этим отметим, что согласно статье 175 Конституции НКР: «До восстановления территориальной целостности Республики Арцах (армянское историческое название Нагорного Карабаха — EADaily) и уточнения границ публичная власть осуществляется на территории, фактически находящейся под юрисдикцией Республики Арцах».

Вячеслав Михайлов

Источник: ИА EADaily

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба