News Stories

Трамп и его восточный антироссийский план

mne2110m1-161cfe20f88387f11ed6b9a557e7cde0

Сближение США с саудитами происходит на фоне крепнущих отношений между Россией и Ираном — геополитическим противником и США, и Саудовской Аравии. Несколько событий последних двух недель чётко расставили все фигуры по клеткам шахматной доски.

При мистере Трампе отношения между Саудовской Аравией и США существенно потеплели. Один из представителей королевской семьи даже назвал президента Соединённых Штатов «истинным другом мусульман». Эту дружбу объяснить легко: Вашингтон и Эр-Рияд сплотились против Ирана.

Потепление отношений (точнее, резкое потепление) между США и Саудовской Аравией началось в середине марта. Настоящая политическая весна, только на сей раз не арабская, а международная, и обошедшаяся без цветных революций.

Представитель королевской семьи господин Мухаммад ибн Салман (иначе Мухаммед бен Сальман) аль-Сауд, министр обороны Саудовской Аравии, поговорил в Белом доме с Дональдом Трампом. Первая же встреча стала исторической: курс Барака Обамы, при которым две страны оказались чуть ли не по разные стороны баррикад, несмотря на десятилетия союзничества, нефтяного и военного, был отвергнут и заменен новым. И это несмотря на недавний неприятный указ Трампа по поводу гостей из мусульманских стран, которым нельзя въезжать в США.

По результатам встречи в Белом доме принц назвал мистера Трампа «истинным другом мусульман». Мало того, скандальный антииммиграционный указ принц… расхвалил. Его реакция является полной противоположностью реакции Европы и ряда мусульманских государств, осудивших недемократичные, нелиберальные и нетолерантные методы Трампа. Против Трампа ополчилась также судебная ветвь власти в США, а также многие персоны из Демократической партии. А здесь вдруг — одобрение.

Впрочем, заметим, Саудовская Аравия — вовсе не демократия. Да и в списке Дональда Трампа её нет. Напомним, под запрет во второй редакции указа (6 марта из списка был исключён Ирак) попали гости из Сомали, Судана, Йемена, Сирии, Ливии и (самое важное) Ирана. Именно изначальное внесение в список Ирана является основанием для фундамента, на котором выстроится новая «дружба» Вашингтона и Эр-Рияда.

Принц уверен, что антииммиграционная инициатива его «друга» предотвратит въезд в Соединённые Штаты разномастных боевиков, склонных к террористической деятельности. Что касается веры, то мистер Трамп «глубоко уважает» ислам, считая его «одной из божественных религий». Сведения об «уважении» к вере Мухаммад ибн Салман почерпнул от самого Трампа, разъяснившего принцу свою позицию в отношении ислама. Выслушав Трампа, принц понял: личное мнение президента противоречит сообщениям прессы. По итогам встречи принц Мухаммад заявил, что американский президент есть «истинный друг мусульман, который будет служить мусульманскому миру».

Ключевой момент встречи: принц и президент сошлись во мнении, что угрозу безопасности на Ближнем Востоке сейчас представляет Иран. Мистер Трамп, напомним, не раз резко отзывался о внешней политике Ирана, а также осуждал сделку по ядерной программе Исламской Республики Иран, заключённую при Бараке Обаме. Этой сделкой недовольны и саудиты.

Переговоры президента США и министра обороны Саудовской Аравии назвали позднее в Эр-Рияде историческим поворотным моментом в отношениях двух государств. По словам старшего советника принца Мухаммада, ранее у двух государств имелись разногласия по различным вопросом, однако прошедшие переговоры вернули былые двусторонние отношения.

Напомним, полтора месяца тому назад мистер Трамп ничтоже сумняшеся объявил ИРИ государством-террористом номер один на планете, не уважающим интересы американцев. В интервью телеканалу «Fox News» американский лидер заявил: «Иран нас совершенно не уважает. Это же террористическое государство номер один. Они повсюду рассылают деньги и оружие».

Потом чины из Пентагона сообщили, что американский военный контингент в странах Персидского залива и отдельно силы ВМС США в самом заливе приводятся в состояние повышенной боевой готовности. Это объяснялось, в частности, «ростом напряжённости» в отношениях с Ираном. Не объяснялось, откуда взялась эта самая «напряжённость».

Что касается сближения Вашингтона и Эр-Рияда, то есть здесь одно существенное препятствие: иск граждан США против Саудовской Аравии, обвинивших тамошних королевичей в поддержке террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Соответствующий иск на шесть миллиардов долларов был подан на днях от имени восьмисот жертв терактов 9/11 в Федеральный суд Манхэттена.

Однако, пока граждане говорили о шести миллиардах, Трамп и принц говорили о четырёх сотнях миллиардов. Такова сумма инвестиционных контрактов между США и Саудовской Аравией на ближайшие 4 года. Легко понять, какая тема больше волнует «бывшего» бизнесмена Трампа.

Есть и второе препятствие для «дружбы» США и Саудовской Аравии, которое сочетается с первым. Препятствие — закон, который называется JASTA, или «Закон о справедливости против спонсоров терроризма». Однако мистер Трамп тут ни при чём: акт был принят при Б. Х. Обаме. Правда, сам Обама акту как мог противился, но на его вето наложил своё «вето» Конгресс. Противостояние ветвей власти было нешуточным. Впрочем, при Обаме подобные противостояния даже до «шатдауна» доходили (до «отключения» правительства). Однопартийцы Обамы, то есть демократы, проголосовали за JASTA. О республиканцах и говорить не приходится — они голосовали «за» просто потому, что надо было голосовать против всего, что предлагал Обама. В данном случае против его вето.

Как решит проблему с иском в суд и законом Трамп, пока неизвестно. Но отношения королевства и «ведущей демократии мира» должны будут пройти это испытание.

Тем временем в Москве побывал президент Ирана Хасан Роухани. Высшие лица Кремля вынуждены выстраивать диалог с Тегераном на фоне укрепления пошатнувшихся было отношений США и Саудовской Аравии. В Москве понимают, что региональное соперничество Ирана и саудитов, в том числе нефтяное, никуда не делось, и что Эр-Рияд обрёл в этой конкурентной борьбе прежнего союзника — Соединённые Штаты. И теперь там, где на Иран со злостью глядят принцы, к этим взглядам добавляется взгляд дельца из Белого дома.

Что до JASTA, то саудиты рассчитывают на некие «меры» Трампа в отношении акта. «Мы надеемся, что новый Конгресс и новая администрация США примут необходимые меры, чтобы исправить ситуацию с JASTA», — сказал в интервью «The Wall Street Journal» министр энергетики Саудовской Аравии.

Такие заявления совсем недавно показались бы сотрясанием воздуха. Но Дональд Трамп, как справедливо отмечает «Коммерсантъ», способен «резко менять свои установки».

В процессе избирательной кампании мистер Трамп не раз делал выпады в адрес саудитов, обвиняя тех в том, что они вынуждают Вашингтон обеспечивать их безопасность, «ничего не давая взамен». А на митинге в Лас-Вегасе в июне он заявил, что «без США страна, подобная Саудовской Аравии, не просуществовала бы и недели».

Совершенно очевидно, что преодолеть многие разногласия Эр-Рияда и Вашингтону «помогает» общий стратегический противник — Иран. Сдерживание военного, политического и экономического влияния ИРИ и на Ближнем Востоке, и в соседних регионах, — это общая задача королевства и Вашингтона. «Второе дыхание» саудовско-американских отношений — итог целенаправленной работы Эр-Рияда с американскими органами власти, начавшейся еще до смены администрации, — сказал «Коммерсанту» профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач. — Не критикуя первые шаги президента Трампа по ограничению иммиграционного потока из мусульманских стран, вызвавшие взрыв негодования в исламском мире, саудовские власти сблизились с командой Трампа ещё больше». По мнению эксперта, это позволяет саудитам рассчитывать на сохранение за США позиции крупнейшего поставщика оружия. Вооружения необходимы Эр-Рияду в условиях геополитического противостояния с Тегераном. Кроме того, королевство сможет активнее вовлечь Вашингтон в конфликты в Сирии и Йемене.

Против Ирана могут сплотиться также Израиль и Турция. В сложной ситуации здесь оказывается Россия. «Учитывая ключевую роль Тегерана в Сирии, его ситуативный альянс с Москвой, российское руководство даёт понять, что усиление давления на Иран будет чревато более серьёзными негативными последствиями, чем это сейчас представляется саудовцам и их партнёрам», — отметил в беседе с «Коммерсантом» ст. научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников. При этом Москва «остаётся в стороне от большого геополитического торга вокруг Ирана» из-за трудностей в диалоге с новой администрацией США.

Грядущее давление на Иран, добавим, заметно осложнит жизнь России, принимающей активное участие в судьбе Сирии. Поэтому в какой-то мере сближение с саудитами и ущемление Ирана является частью антироссийского плана Белого дома. В таких условиях общие темы в предполагаемом майском диалоге Путина и Трампа покрыты мраком неизвестности. Борьба с группировками боевиков на Ближнем Востоке будет непременно натыкаться на антииранскую стратегию Вашингтона и Эр-Рияда. А ведь именно Иран помогает сирийцам побеждать террористов.

Олег Чувакин

Источник: Военное обозрение

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Курды Северной Сирии всё ещё полагаются на США

    Переживания и опасения президента Сирии полностью укладываются в предупреждения главы МИД России С.Лаврова о намерениях США создать квази-государство в продолжающих быть оккупированными регионах с нефтью. Рассмотрение ряда сообщений из Северной Сирии приводит в недоумение и порождает множество вопросов. Судя по всему, во время встречи президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с его американским коллегой Дональдом Трампом

  • Иракские курды не потеряли надежды на «спорные территории»

    Это прекрасно понимают и курды Эрбиля. Не теряя надежд на «спорные территории», они одновременно пытаются сохранить неизменными те положения в Конституции Ирака, которые якобы увековечивали привилегии и льготы курдской автономии KRG. Уже минула половина ноября, однако в Ираке, постоянно оказывающемся в тени Сирийского вопроса, не восстанавливаются спокойствие и стабильность. На фоне довольно-таки путанных событий, сообщений

  • Иран наступает на коммуникации и финансы

    Основной алгоритм реального стратегического наступления Ирана – не слепая надежда на легальные и нелегальные партии «Хезболлах» там или тут. Нет – его основу составляет чёткая коммуникационно-стратегическая линия, которую Тегеран выстраивал примерно последние 30 лет. И не только на Ближнем Востоке, День 7 ноября 2019 года стал ещё одним доказательством того, что Иран — держава серьёзная,

  • США перемещают террористов в Туркестан и на Кавказ

    Почему пришедшие из Средней Азии в ноябре 2019-го информационные сообщения вселили тревогу и освежили в памяти выше перечисленные весенние предупреждения об угрозе распространения террористической активности с Ближнего Востока на постсоветское пространство. Судя по всему, предупреждения об угрозе перенести очаг терроризма в Среднюю Азию и на Кавказ, которые звучали в марте-апреле со стороны президента Ирана Хасана

  • Иран начал процесс обогащения урана на объекте в Фордо

    Иран начал обогащение урана на объекте в Фордо. Об этом в четверг сообщила Организация по атомной энергии Исламской Республики. «В Фордо возобновились обогащение и производство урана», — говорится в сообщении на официальном сайте организации. Также уточняется, что «все шаги осуществляются под наблюдением со стороны МАГАТЭ». 6 ноября Иран начал закачивать газ в центрифуги на ядерном

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба