News Stories

Трансевразийские маршруты – пройдут ли они через Закавказье?

Во время недавнего визита в Армению эксперт Владимир Лепехин обсудил с армянскими экспертами перспективы запускаемого Китаем трансевразийского проекта «Один пояс — один путь» (ОПОП). Причем обсуждение это состоялось как раз во время международного форума в Пекине, посвященного данной теме.

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС – для Sputnik

Проблема трансевразийских маршрутов настолько важна для стран двух континентов (Европы и Азии), что заслуживает специальной статьи. Итак, что мы должны иметь в виду, обсуждая перспективы реализации Китаем своих паневразийских транспортных проектов, маршрутов и систем коммуникаций?

Прежде всего, следует понимать, что эти проекты имеют прямое отношение к развитию Евразийского экономического союза, членом которого является и Армения.

Нужно также иметь в виду, что у стран ЕАЭС, занимающих территорию, равную 1/7 части всей мировой суши, нет сегодня своего трансрегионального транспортного проекта.  В качестве такового еще несколько лет назад предлагался проект Трансевразийского пояса развития. К сожалению, проект ТЕПР был сориентирован преимущественно на европейского инвестора, а потому после 2014 года по понятным причинам утратил смысл. Но здесь нужно понимать, что российский проект ТЕПР отверг и Китай, который, как я полагаю, не готов сегодня поддержать какой-либо иной российско-евразийский транспортный мегапроект, имеющий свое собственное (а не китайское) целеполагание.

Китай в данный момент нацелен на реализацию своего, по сути, экспансионистского проекта «Один пояс — один путь», который вообще похож на некоего троянского коня, которого руководство КНР предлагает каждой из потенциально транзитных стран как подарок с барского плеча.

Достаточно ознакомиться с речью Си Цзиньпина на открытии упомянутого нами недавнего форума в Пекине, чтобы убедиться в использовании Китаем — в случае с проектом ОПОП — методов «мягкой силы», которую можно назвать и «шелковой силой» (мягко стелют, да жестко будет спать). За словами о коллективном процветании, которое принесет данный проект его участникам, скрывается, по факту, изящный способ экспансии Китая в крупнейшие страны Азии. Понятно, что китайский способ усиления своего влияния на континенте решительным образом отличается от той агрессивной и расистской по своей сути экспансии, которую осуществляет в направлении Евразии Запад, прикрывающийся сегодня своим собственным троянским конем (проектом «Восточное партнерство»). Но России и другим странам ЕАЭС, включая Армению, сегодня объективно не выгодно усиление на постсоветском пространстве ни Запада, ни Китая.

В проекте ОПОП до сих пор очень много тумана. В частности, российская версия транспортных маршрутов из КНР в Европу отличается от англоязычной версии. На картах, предназначенных для российских СМИ, обычно указывается автомобильный маршрут из Китая в Европу через Киргизию, Казахстан, Россию и Белоруссию. На картах, предназначенных для европейских СМИ, этот маршрут обычно не обозначается, зато акцентируется внимание на железнодорожном маршруте из КНР через Иран и Турцию.

Словом, во всех предлагаемых Китаем сухопутных маршрутах в Европу много неясностей. Зато ясно, что все они, как минимум, высокорисковые.

Как, в принципе, может быть обеспечен выход проекта ОПОП к Средиземному морю через Сирию в условиях, когда сирийская территория превращена в пространство перманентной войны? Как можно рассчитывать на безопасность южноазиатских маршрутов в ситуации, когда США, Израиль и саудиты нацелены на обострение отношений с Ираном?

Серьезность намерений Китая в прокладке транспортных путей через эти страны, а также через Афганистан или турецкий Курдистан потребует от Китая куда более активного участия, например, в борьбе с международным терроризмом. Но готов ли Китай к этому?

Актуальность проблемы безопасности трансазиатских маршрутов заставляет экспертов и политиков задаваться вопросом о возможности альтернативных автомобильных и железнодорожных путей на Запад через страны Центральной Азии и Кавказ. Однако и в случае выхода Китая в Европу не через Средиземное, но Черное море экономические и политические риски тоже чрезвычайно высоки.

Пожалуй, самым оптимальным железнодорожным маршрутом для Китая стал бы маршрут через Иран в обход Сирии и Турции через Армению до порта в Батуми. (Если не считать железнодорожного маршрута через Казахстан и Россию до Новороссийска или же нового порта в Абхазии).

Однако в таком случае Китай вынужден будет сделать все возможное (в союзе с Россией и Арменией) для обеспечения стабильности в зоне карабахского конфликта. И это, как я полагаю, проще, чем зависеть от переменчивого в своей позиции турецкого руководства и различных военизированных формирований на пространстве между Ираном и Средиземным морем.

Но опять же — готов ли Китай менять свой статус региональной мегадержавы на роль евроазиатской сверхдержавы, проводящей жесткую политику по всему пространству прокладки своих транспортных маршрутов?

На сегодня Пекин практически полностью зависит от одного единственного маршрута доставки своих грузов в Европу — от морского пути через Малаккский пролив, Индийский океан и Суэцкий канал. А ведь эта транспортная магистраль перегружена. Вход в Аденский пролив и Суэцкий канал вообще контролируются США и их союзниками. (Может быть, поэтому Китай сегодня столь покладист по отношению к американским внешнеполитическим инициативам?). Более того, в районе Аденского пролива сегодня идет война между саудитами и хуситами, и если завтра поощряемая Вашингтоном к агрессивным действиям против Ирана (а значит, косвенно, и против китайских транспортных маршрутов через эту страну) Саудовская Аравия перекроет Аденский пролив для судов из КНР? Что тогда?

Не секрет, что обостряются отношения Китая с соседними странами (Вьетнамом, Малайзией, Индонезией, Филиппинами) по поводу водных границ между ними, а в районе Малаккского пролива, в особенности в Индонезии, активизируются — при поддержке западных спецслужб — различные радикальные исламистские структуры.

Не менее рисковым является морской путь в Европу через проектируемый Китаем Никарагуанский канал. Сегодня у власти в Никарагуа находится Даниэль Ортега, а завтра? Все-таки эта территория считается зоной жизненных интересов США — главного конкурента Китая.

Таким образом, как бы руководители КНР не пытались продемонстрировать многовариантность проекта ОПОП, относительно надежных путей в Европу у Китая сегодня только два: сухопутный путь через Россию (через четыре страны ЕАЭС) и Северный морской путь через российские же воды.

При этом Севморпуть не только безопаснее, но также короче, а значит и дешевле любого другого океанского маршрута.

Полагаю, что обустройство Северного морского маршрута для Китая и стран юго-восточной Азии вообще должно стать комплексным и приоритетным проектом России и ЕАЭС на ближайшие десятилетия, поскольку Китай и другие страны ЮВА, как я полагаю, рано или поздно вынуждены будут воспользоваться этой российской транспортной артерией.

Ну и не стоит сбрасывать со счетов возможный железнодорожный путь через Иран, Армению и Грузию. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник:  Sputnik

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • ЦРУ берет космос под контроль

    Спутники связи и разведки объединят в общую информационную сеть ВВС США создают новую систему наблюдения и разведки, предназначенную для сбора, анализа и передачи информации. Американские ВВС заключили контракты на общую сумму 26,6 млрд долл. с 28 компаниями, которые займутся разработкой общих сетей на базе совместной концепции командования и управления всеми доменами (Joint All-Domain Command and

  • «Слава Гонконгу»: как Китай убирает символы автономии

    Законодательный совет Гонконга принял спорный закон о гимне КНР Впервые за 30 лет власти Гонконга запретили жителям собраться в парке Виктория в годовщину подавления протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Официальная причина — опасения в связи с коронавирусом COVID-19, однако местные лидеры уверены — это политическое решение. Несмотря на запрет, в парк все равно пришли

  • Пекин готов подавить демонстрации в Гонконге назло США

    Китай заявил, что даст ответ на санкции Вашингтона Гонконг стал горячей точкой конфликта между США и КНР. После того как США пригрозили лишить Гонконг рыночного статуса и выразили поддержку демонстрантам, командующий гарнизона китайской армии заявил, что сумеет предотвратить попытки подорвать суверенитет страны. Вслед за этим репортеры зафиксировали передвижение воинских подразделений. По мнению экспертов, Пекин не

  • Танцы с волками не под американские ритмы

    «Скрывать возможности и ждать своего часа» Будущее международных отношений во многом зависит от того, как развернётся борьба за мировое лидерство между США и Китаем, вступающая сейчас в новый этап. Вспоминая Дэн Сяопина, автора китайских реформ, нельзя не вспомнить и его принцип во внешней политике «скрывать возможности и ждать своего часа». Многое говорит о том, что этот

  • Китаю предрекли лидерство на Ближнем Востоке

    На фоне коронавируса Китай может стать на Ближнем Востоке альтернативой для США, неспособных вдохновить страны скоординированные усилия в борьбе с пандемией, пишет обозреватель Le Monde, историк-арабист Жан-Пьер Филью. Автор напомнил, что в 2015 году Китай превратился в крупнейшего мирового импортера нефти, который 40% своих запасов закупает у стран Ближнего Востока. Пекин не хотел становиться членом

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба