News Stories

Тучи террора над Европой

untitled

… или бойтесь человека с ножом

На фоне какого-то фатализма европейских руководителей, один за другим бросившихся делать «успокоительные» заявления в прессе, что «одиночный терроризм — неискоренимое зло и с этим надо смириться» и даже «не обращать внимания» здравомыслящие евроскептики, наоборот, предпочитают бить в колокола и призывать власти искать стратегию и тактику обороны от постоянно существующей теперь угрозы жизни и здоровью граждан ЕС.

Наиболее лаконично и конкретно, пожалуй, проблему удалось формулировать испанскому изданию El Confidencial, опубликовавшему статью-анализ ситуации с приговором вместо заголовка: «Тысячи потенциальных террористов: Над Европой сгущаются тучи».

«Исламизм будет побежден, потому что будет побежден»

«Исламисты вернулись в свои страны после того, как борьба с исламским государством вступила в новую, более ожесточенную фазу. Теперь они снова здесь — на второй родине, которую хотят вылепить по образу и подобию первой: «одинокие волки» и джихадисты под видом беженцев представляют собой опасного противника для жителей континента», — пишет берлинский корреспондент издания Антонио Мартинес.

Точное количество рассеянных по странам ЕС «мирных мусульман», которые однажды, услышав кодовое слово, в мгновение ока превратятся в социально опасный элемент, способный давить колесами грузовика десятки подвернувшихся под руку «неверных», никто не назовет. Но многочисленные западные эксперты (не те, что противостоят террору, рисуя мелками на асфальте, а состоящие на реальной службе в органах безопасности) сходятся во мнении, что таких «машиноподобных» боевых единиц на континенте не менее 4 000.

В целом сторонников экстремального ислама спецслужбисты подразделяют на три категории: «возвращенцев» или «репатриантов» (исламистов родившихся в Европе, то есть иммигрантов второго и более поколения, прошедших практику в боях на стороне ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии и вернувшихся домой), «радикализованных» (не выезжавших никуда, но поддавшихся зомбированию со стороны джихадистов) и «одиноких волков» (людей, с детства воспитанных в качестве машин убийства, до поры до времени себя не обнаруживающих). Классификация эта, возможно, представляет какую-то важность только для узких спецов антитеррора: вряд ли обычного среднестатистического гражданина ЕС волнует, от руки какого именно типа преступника он имеет возможность досрочно прекратить свое существование. Среднестатистическому гражданину нужны гарантии спокойной жизни. Которые вдруг стали подменяться призывами смириться с судьбой и покориться ее жребию.

На всякий случай все же некоторые руководители стран ЕС решили подсластить пилюлю, выражая оптимизм, не основывающийся ни на чем, кроме их собственного оптимизма.

«Угроза исламистского терроризма остается одной из наших главных задач, — сказал всего несколько дней назад премьер-министр Италии, Паоло Джентилони. — Хотя 2017 год будет годом военного поражения ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)».

Угроза не заставила себя долго ждать, материализовавшись через некоторое время в смертоносную реальность почти у дверей британского парламента. О полном и окончателшьном поражении ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) информации пока не поступало.

Директор Европола Роб Уэйнрайт, считает, что «Европа сталкивается в настоящее время самой большой террористической угрозой за последние 10 лет». В интервью, которое он дал немецкой газете Neue Osnabrücker Zeitung, главный европейский полицейский сообщил, что «от 3000 до 5000 европейцев были приняты с 2014 года в ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), дрались за интересы исламистов, и в неопределенном числе вернулись в свои дома, радикально настроенные и закаленные военным опытом».

«Растущее число этих иностранных солдат совершенно новый вызов для стран ЕС», — заявил он.

Международный центр по борьбе с терроризмом (KIST) в Гааге указал в своем пространном докладе на 149 страниц, что в Европе летом прошлого года насчитывалось, по крайней мере, от 1200 до 1300 только «возвращенцев». Это около 30% из общего количества европейцев, которые в последние годы покинули свою страну, отправившись в Сирию и Ирак, где прошли военную подготовку под руководством инструкторов из США, попрактиковались на живом материале, участвуя в боях на стороне ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). А затем вернулись домой, в большинстве случаев ускользнув от «радаров» спецслужб. Согласно этому исследованию, европейскими странами, которые внесли наибольший вклад в воинственный джихад на Ближнем Востоке, являются Бельгия, Франция, Германия и Великобритания.

«Живые бомбы с часовым механизмом»

«Джихадисты-репатрианты являются врагом общества номер один европейской безопасности. Многие из них — подлинные «живые бомбы», — сообщил в интервью немецкой Ostsee ZeitungХанс-Георг Маасен, президент Федерального ведомства по защите Конституции (BfV), секретной службы, отвечающей за внутреннюю безопасность Германии. — Это мина с часовым механизмом, который неизвестно когда сработает. О том, когда они «взрвутся», не знают даже сами «бомбы» — это обеспечивает неожиданность и непредсказуемость терактов, ими совершаемых».

По оценкам этого специалиста, около 800 граждан Германии в ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) покинули свою страну, чтобы присоединиться к ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в течение последних трех лет, и примерно 275 вернулись с боевым опытом. Французские спецслужбы располагают данными о 700 «солдатах удачи», отправившихся на Ближний Восток, среди которых 275 женщин. Известно, что порядка двух сотен из названных выше семи погибли.

Британские силовики обладают информацией на 700 человек, отправившихся с Альбиона в халифат «воевать за идеалы ислама» — вернулась приблизительно половина. Из Бельгии в Ирак и Сирию ушло 450 человек (120 уже вернулись), из Испании — 150 и 25 соответственно.

«Домашние» джихадисты Европы

Никто в европейских спецслужбах не тешит сеюбя надеждами, будто джихадистские сети Старого Света состоят из одних «репатриантов», находящихся в большей или меньшей степени «под колпаком». Гораздо более многочисленные группы исламских экстремистов образуют люди, обретающие фанатичную преданность делу «борьбы с неверными» на местах.

Во Франции таких, по оценке экс-премьера страны Мануэля Вальса, озвученной им в октябре прошлого года, «около 15 тысяч человек». Только в течение 2016 г. силовики страны задержали 400 человек, имевших отношение к терроризму. В Герани таких задержанных за год набралось 570, из которых 360 Федеральное управление уголовной полиции (BKA) относит к категории «опасных». Тунисец Анис Амри, давивший людей грузовиком на Берлинском рождественском рынке, входил как раз в эту группу. По последним данным исламистская сеть в Германии состоит из 43 000 человек.

«Одинокие волки» и ложные беженцы

Приведенные выше цифры, однако, не включают в себя иностранных исламистов, прибывших в Европу в качестве беженцев в течение последних двух лет. По информации Европола, эта группа обладает меньшей численностью, чем «возвращенцы», но ничтожной ее назвать никак нельзя. Двое сирийцев, скоординировавших атаки 13 ноября в Париже, в которых погибли по меньшей мере 130 человек, попали в Европу через Грецию в качестве беженцев. Исполнитель теракта в Берлине тоже был «соискателем убежища».

Не отражены в приведенных выше расчетах и те, кого называют «одинокими волками». Радикализация сознания людей в Европе ведется в экстремистских мечетях или через социальные сети, и в большинстве случаев эта работа не замечается силами безопасности. В недавнем докладе итальянского Департамента информационной безопасности (DIS) прозвучало предупреждение о том, что в ближайшее время «одинокие волки» могут выйти на свою кровавую «охоту». Халид Масуд, совершивший недавний теракт в Лондоне — как раз из этой категории.

Европейские спецслужбы любят статистику. Собирать данные, обобщать их, рисовать на основе полученных подсчетов усредненные профили тех или иных категорий преступников. В случае с исламскими террористами портрет получается весьма размытым. Согласно подсчетам Европола, ВКА и KIST большинство потенциальных террористов — мужчины в возрасте от 15 до 30 лет. Но бывают и за 60. Как правило, они — обладатели паспортов стран Старого Света. Но во многих случаях имеют двойное гражданство и паспорта неевропейских государств. Большинство из них выросло в мусульманских семьях. Хотя немало и новообращенных. Чаще всего они не закончили и начальной школы. Но встречаются и с высшим образованием. В чем абсолютное большинство из них имеет общую точку соприкосновения, так это проблемы с законом. 90% из них — с судимостями за мелкие преступления от краж до розничной торговли наркотиками.

Как с этим новым видом терроризма бороться, у европейских спецслужб готовых рецептов нет. На ужесточение законодательства руководство стран ЕС не отваживается — это же противоречит толерантности, так ценимой в обществе, готовом поступиться принципами, заложенными природой, в угоду кучке больных людей, именующих себя сексуальными меньшинствами. И готовыми предать свои национальные традиции ради того, чтобы незваные гости почувствовали себя на их земле хозяевами. Вот и приходится призывать граждан не обращать внимания на такие мелочи, как угроза их жизни.

Владимир Добрынин

Источник: ИА REGNUM

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Почему ЕС оказывает поддержку Ирану?

    Трамп в Европе и на Ближнем Востоке играет по-крупному После того, как Европейский союз принял решение о предоставлении Ирану помощи в размере 18 млн евро, чтобы смягчить эффект американских санкций против Тегерана, стало ясно, что тактика и стратегия Вашингтона, направленная на принуждение иранцев к пересмотру ядерного соглашения, терпит крах. Дело тут даже не в сумме,

  • Telegraph: в Британии займутся перевоспитанием «предвзятых» белых профессоров

    Белых профессоров-мужчин в британских университетах научат бороться с «неосознанным предубеждением». Для этого к ним будут приставлены наставники — представительницы этнических меньшинств, пишет The Daily Telegraph. По словам издания, цель этой государственной программы — способствовать продвижению женщин и нацменьшинств в научной сфере. В рамках государственного проекта университетских профессоров в Великобритании научат преодолевать «неосознанное предубеждение». К белым

  • Китай затягивает Британию в свою зону влияния

    «Лондону следует налаживать конструктивные отношения с (прочими) ведущими мировыми игроками». Эта загадочная фраза, высказанная в одном из ведущих китайских изданий, немедленно была воспринята как прозрачный намек Китая в адрес Великобритании. И если Лондон последует такому совету, это может вызвать глобальные геополитические изменения. Китайские СМИ предупредили Великобританию об утрате статуса ведущей мировой державы в случае выбора

  • Ответственность Москвы и честный поляк Свитальский

    У России как у сверхдержавы есть рычаги, чтобы не допустить войны в регионе. Об этом заявил 20 июля на пресс-конференции премьер-министр Армении Никол Пашинян. «Я уверен, думаю, все мы уверены, что Российская Федерация как сверхдержава имеет все рычаги, чтобы не допустить эскалации в регионе. Я не могу поверить, что Россия — стратегический партнер и многовековой

  • Греция остаётся миной замедленного действия для Европы

    У правительства столько обязательств перед народом, что придётся выполнить их хотя бы частично – во избежание социального взрыва В начале текущего десятилетия Греция стала самой болевой точкой  «единой Европы». После вступления страны в Евросоюз в 1981 году некоторое время казалось, что интеграция благоприятно влияет на экономику и благосостояние граждан, но всё закончилось с финансовым кризисом