News Stories

Турция и США в Сирии: поссорит ли союзников по НАТО «курдский вопрос»?

«Прискорбный инцидент» в небе северной Сирии – явно не последний

Недавний теракт у штаб-квартиры Управления национальной безопасности в Анкаре предоставил правительству Реджепа Эрдогана очередной повод к активизации военных действий против курдских отрядов на севере Сирии и Ирака под предлогом укрепления 30-километровой «зоны безопасности» в приграничных районах. Ответственность за подрыв смертника в день начала работы Великого Национального Собрания нового состава взяла на себя запрещённая в Турции Рабочая партия Курдистана (РПК).

Как заявил министр иностранных дел Хакан Фидан, двое нападавших прибыли из Сирии, где действуют поддерживаемые Америкой «Сирийские демократические силы», основная часть которых – в «Отряды народной самообороны» (YPG / ОНС) – по мнению Анкары, являются «филиалом» РПК.

Командир «СДС» Мазлум Абди обвинения Фидана отвергает: «Мы не являемся стороной внутреннего конфликта Турции и не поощряем эскалацию», обвиняя Анкару в поиске предлогов для легитимизации своего вторжения в пределы территории, контролируемой де-факто «курдской» автономной администрацией на северо-востоке Сирии.

Текущее обострение – далеко не первое в ходе многолетнего вооружённого конфликта, в орбиту которого вовлечены также, в частности, присутствующие «на земле» Россия и США. В 2019 году им пришлось вмешиваться, чтобы остановить операцию Турции «Источник мира» после захвата ею приграничных районов Сирии Тель-Абъяд и Рас-эль-Айн вдоль границы. Договорённости с Вашингтоном предусматривали отвод YPG на расстояние 32 километров (19 миль) от границы на 120-километровом участке между этими поселениями. Соглашения с Россией предусматривали вывод курдских отрядов на глубину до 30 километров с размещением частей сирийской армии и российской военной полиции в районах Манбиджа и Телль-Рифата (западнее).

Ссылаясь на эти две сделки, Анкара оказывает давление на Вашингтон и Москву, с целью и далее сдерживать курдскую «вольницу» на севере Сирии. В Манбидже YPG были заменены местным Военным советом, а в других местах – полицейскими отрядами, известными как «Асаиш», что не устраивало турок ни тогда, ни сейчас.

За последние годы, ссылаясь на невыполнение договорённостей, Эрдоган неоднократно угрожал новым наземным наступлением, однако пока операции турецкой армии ограничиваются воздушными налётами и обстрелами. Хотя выступление турецкого лидера после теракта в Анкаре не содержало намёков на неминуемое наземное наступление, интенсивность ударов по целям на севере Сирии и Ирака заметно возросла. Вся инфраструктура, подстройки и энергетические объекты в соседних странах «теперь являются законными целями» для турецких сил безопасности и разведки, заявил Х. Фидан, посоветовав «третьим сторонам держаться подальше от объектов или отдельных лиц РПК / ОНС». Сразу вслед за этим предупреждением последовали десятки ударов турецких беспилотников по электростанциям, объектам энергетической и иной инфраструктуры в районах Хасеке и Эль-Камышлы.

5 октября Эрдоган передал на утверждение в парламент мандат о продлении полномочий армии проводить операции в Сирии и Ираке с 30 октября на очередные два года. В документе отмечается, что продление мандата необходимо для «принятия необходимых мер в рамках международного права против сепаратистских движений, террористических и всех видов угроз безопасности национальной безопасности Турции», а также «предотвращения нападений на Турцию со стороны всех террористических организаций, действующих в Ираке и Сирии», включая проведение трансграничных операций. Как далеко может зайти Анкара, зависит от позиций США, где ожидают ратификации турецким парламентом членства Швеции в НАТО и России, на которую оказывается давление в связи с вооружённым конфликтом на Украине, полагает обозреватель AlMotitor Фехим Таштекин.  Тем не менее, и Вашингтон, и Москва недавно продемонстрировали, что они по-прежнему выступают против любых шагов, способных нарушить положение дел на местах. Так, в сентябре Турция попыталась воспользоваться племенным восстанием против «СДС» в Дейр-эз-Зоре, открыв для него открыть новые фронты к западу от реки Евфрат. Американские партнёры, однако, использовали своё влияние, чтобы разрядить конфликт между взбунтовавшимися арабскими племенами и «СДС», в то время как «Россия использовала авиацию, чтобы остановить продвижение протурецких ополченцев в районы, в которых также присутствует сирийская армия».

Сирия по-прежнему является важнейшей точкой потенциальной напряжённости между Турцией и Соединенными Штатами. Анкара настаивает сокращении поддержки «СДС» Вашингтоном, однако это может негативно сказаться на перспективах военного присутствия США на северо-востоке Сирии, в чём администрация Байдена по-прежнему заинтересована.

У Вашингтона нет достаточной информации, чтобы подтвердить утверждение Турции о том, что нападавшие на Анкару прибыли из Сирии, заявил в 4 октября представитель Госдепа. А уже на следующий день американский истребитель F-16 уничтожил турецкий ударный беспилотник, пролетавший в 500 метрах от американской базы в Хасеке. Пресс-секретарь Пентагона Пэт Райдер охарактеризовал произошедшее (первый подобного рода эпизод между союзниками по НАТО) как «прискорбный инцидент», исходивший из целей самообороны после неоднократных призывов к турецким коллегам убрать беспилотники, действующие в непосредственной близости от базы.

По его словам, телефонный разговор между главами военных ведомств Турции и США, а также анализ действий сторон не выявил никаких доказательств враждебных намерений турецких сил по отношению к американским. «Принимаются необходимые меры для обеспечения более эффективной работы механизма деконфликтинга с соответствующими сторонами», – заявили 6 октября в МИД Турции. По итогам телефонных переговоров в тот же день Фидана и Блинкена последовали разные реляции: если в турецкой версии говорится до достижении договоренности «о том, что механизм деконфликтинга должен эффективно функционировать таким образом, чтобы не препятствовать нашей борьбе с терроризмом», то в американском релизе Блинкен «подчеркнул необходимость координации и устранения конфликтов в нашей деятельности».
В заявлении Пентагона, опубликованном после выступления главы Пентагона Ллойда Остина и его турецкого коллеги Яшара Гюлера днём ранее, говорится, что Вашингтон подчёркивает «строгое соблюдение протоколов о предотвращении конфликтов и коммуникации по установленным каналам между военными». Турция «сохранит в национальной памяти» поражение своего беспилотника в Сирии, и «необходимые меры будут приняты, когда придёт время», предупреждает Реджеп Эрдоган.

Хотя стороны явно стремятся «не выносить сор из избы», столь интенсивный характер консультаций свидетельствует об остроте ситуации. Вероятно, Соединенные Штаты по-прежнему сталкиваются с дилеммой: признавая право Турции бороться с РПК, одновременно выступать против любых шагов, способных нарушить статус-кво на северо-востоке Сирии. Такой двойственный подход, возможно, не останавливает Турцию от воздушных налетов, однако в то же время и не создаёт необходимых условий для очередного наземного наступления.

Вскоре после телефонных консультаций военных из Анкары и Вашингтона Турция вновь подняла военные самолёты для продолжения авиаударов, ясно сигнализируя о намерениях парализовать «курдскую» автономную администрацию на севере Сирии, нанеся ей как можно больший урон. То же самое в ещё большей степени относится к Ираку, где сил, хотя бы теоретически сдержать соседей с севера, ещё меньше.

Хотя Анкара придаёт большое значение проекту Багдада «Дорога развития», призванному соединить южную Басру с турецкой границей, она, как правило, не прислушивается к протестам Багдада против турецкого хозяйничанья на иракской земле, игнорируя предложения Багдада о пакте о безопасности между двумя странами. В Анкаре полагают, что РПК, долгое время использовавшая базы в приграничных районах Иракского Курдистана, протянула свое присутствие до Сулеймании, Киркука, Махмура и Синджара, присматриваясь к маршруту в Сирию, и что ни иракские курдские силы, ни иракская армия не способны справиться с этим.

Размещение иракской охраны в приграничных районах с их скалистыми горами глубокими труднодоступными долинами в Анкаре не считают ни достаточной, ни реалистичной мерой. Многие годы турецкие силы возводили аванпосты на вершинах холмов на сопредельной «курдской» территории, одновременно расширяя и укрепляя районы дислокации своих военных баз.

Падение внимания Вашингтона к делам Курдского автономного района тем более не предполагает активного противодействия турецким военным операциям против РПК, наладившей контакты с шиитскими кругами в Багдаде. В своё время шиитские ополченцы помогали поддерживаемым РПК силам сопротивления Синджара (6 октября этот езидский район вновь бомбили ВВС Турции). Иран выступает против планов турецкой экспансии в регионе, так что «проблемой для Анкары в Ираке является в основном Иран, а не Соединенные Штаты».

Александр ГРИГОРЬЕВ

Источник: ВПА

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба