News Stories

Укрощение строптивого Катара

FILE - In this May 14, 2010 file photo, a Qatari woman walks in front of the city skyline in Doha, Qatar. Saudi Arabia and three Arab countries severed ties to Qatar on Monday, June 5, 2017 and moved to cut off land, sea and air routes to the energy-rich nation that is home to a major U.S. military base, accusing it of supporting regional terror groups. (AP Photo/Kamran Jebreili, File)

Ультиматум, который выдвинула Саудовская Аравия и ее союзники Катару, можно считать отвергнутым, по крайней мере, в главном пункте. Эмират не только отказался разрывать отношения с Ираном, но и заявил о готовности к сотрудничеству с этой страной для разрешения региональных противоречий. На Ближнем Востоке на наших глазах складывается новая геополитическая реальность. Перед лицом саудовской угрозы создается альянс Катара, Ирана и Турции. Правда, вряд ли он будет долгим и прочным.

Президент Ирана Хасан Рухани в ходе телефонного разговора заявил эмиру Катара Тамиму бен Хамад Аль Тани о полной поддержке своего южного соседа в конфликте с Саудовской Аравией.  Более того, он выразил готовность оказать всю необходимую помощь, вплоть до поставок продовольствия, в случае если власти эмирата обратятся с подобной просьбой. Эмир президента за поддержку поблагодарил, отказавшись (кстати, уже не в первый раз) от какой-либо продовольственной помощи, так как несмотря на блокаду, проблем со снабжением населения товарами первой необходимости его страна, как он утверждает, не испытывает. Он так же выразил готовность продолжить сотрудничество с Ираном, что уже похоже на отказ выполнять ультиматум, выдвинутый Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом – ключевыми государствами из тех, что объявили Катару блокаду.

В ультиматуме, переданном через Кувейт 23 июня, есть 13 пунктов. В их числе, помимо прекращения любых, вплоть до дипломатических, сношений Катара с Ираном — разрыв связей эмирата с теми организациями, которые Саудовская Аравия и ее союзники считают террористическими, сокращение вещания  телеканала Al Jazeera на зарубежье, закрытие военной базы Турции в стране да еще и выплата крупной компенсации, не очень понятно за что. Невыполнение грозит Катару серьезными последствиями. Какими – из попавших в прессу утечек о сути документа не ясно.

Известие об ультиматуме власти Катара прокомментировали осторожно. Представитель правительства страны шейх Саиф бин Ахмед аль Тани заявил о том, что 13 требований изучаются, однако в полном объеме их выполнить нельзя. Иными словами, эмират дал понять, что торг по некоторым из требований возможен. Катар осмелел только после того, как получил однозначную зарубежную поддержку. Телефонный разговор с Рухани, свидетельствующий об отказе эмира Тамима бен Хамада выполнять главный пункт ультиматума состоялся вслед за поддержкой, которую высказала Турция. 25 июня Реджеп Тайип Эрдоган встал на сторону Катара, заявив, что давление арабских соседей на эмират противоречит нормам международного права. Требование ликвидировать турецкую базу он назвал оскорбительным и неуместным.

Возникает неизбежный вопрос, что будет дальше. Несомненно, арсенал мер, которые может задействовать Саудовская Аравия против строптивого Катара, еще далеко не исчерпан. Так, не затронута основа основ экономики эмирата – газодобывающая промышленность. Перекрыть газопроводы, идущие из Катара, Саудовской Аравии и ее союзникам под силу, равно как и выдержать, по крайней мере, на какое-то время, давление со стороны Европы и США, которое повлечет за собой этот шаг.

Вместе с тем, идти на разрыв отношений с Ираном Катару очень не хочется. Даже если брать чисто экономические потери, исполнение требования Саудовской Аравии обойдется стране дорого. Придется сворачивать совместную с Ираном разработку крупнейшего в мире нефтегазового месторождения Южный Парс. В купе с потерей возможности лавировать между двумя своими могущественными соседями, это обернется для Катара утратой международного влияния и переход в разряд неполноправных союзников Саудовской Аравии. Страна сравняется своим политическим весом с ОАЭ, а потом, может, и с Бахрейном.

Но и переход в разряд союзников Ирана Катар никак не устроит, так как чреват множеством неприятных последствий. Прежде всего, это означает ссору не только с Саудовской Аравией, но и с США, чего эмират ну никак себе позволить не может. Собственно,  американцы уже сейчас далеко не в восторге от складывающейся на глазах оси Иран-Турция-Катар. Поэтому госсекретарь США Рекс Тиллерсон предложил частичное выполнение ультиматума. Это предложение выглядит компромиссным и реалистичным. В принципе, кое-что из требований соседей Катар действительно может выполнить. Так, уже потихоньку начинает меняться тональность передач Al Jazeera. Бесстрашно гнобить неугодные Катару режимы этот телеканал, похоже, уже не будет, по крайней мере, в ближайшее время. Крайне сложно, но возможно выполнить пункт о запрете поддержки террористических организаций. Вряд ли тут Саудовская Аравия и Катар договорятся хоть за десять, хоть за сто дней. Слишком неопределенен, применительно к ближневосточным реалиям, сам этот термин, «терроризм».

Что осложнит договоренность по этому пункту – так это еще большее, чем сейчас, сближение Катара с Ираном. Многие из тех, кто являются террористами для Саудовской Аравии, не являются таковыми для Тегерана и наоборот. По-видимому, позиции двух стран нисколько не сблизит общая угроза в лице ИГИЛ (запрещена в России). Напротив, активность этой террористической группировки может стать мощным фактором, усугубляющим межгосударственные раздоры.

Недавно, как известно, Иран подвергся террористической атаке со стороны ИГИЛ. 13 человек погибли и десятки ранены в результате нападения в 7 июня на парламент страны и мавзолей аятоллы Хомейни в Тегеране. Впечатляет не только количество жертв, но и сам факт теракта ИГИЛ в Иране. Прежде считалось, что ячеек этой экстремистской суннитской группировки на территории, преимущественно шиитской страны, не существует.

Корпус стражей исламской революции немедленно обвинил Саудовскую Аравию в причастности к терактам. Он напоминает о том, что в Эр-Рияде не так давно обещали, что Иран поплатится за поддержку терроризма.

Таким образом, переговоры, с частичным выполнением условий ультиматума, для Катара в данной ситуации были бы наилучшим выходом, по сравнению со сдачей на милость Ирану или Саудовской Аравии. К переговорам будет подталкивать и Америка. Если бы они устроили и Саудовскую Аравию, телефонный разговор Рухани и эмира Тамима бен Хамада можно было бы признать началом конца кризиса. Продемонстрировав, что не находятся в одиночестве, а значит могут не поддаваться давлению, власти Катара с чистой душой пошли бы на мировую.

Однако, к сожалению, вовсе не факт, что в Эр-Рияде желают скорого мира. Особенно нет в этом уверенности сейчас, когда в Саудовской Аравии сменился наследный принц – им стал молодой, импульсивный и честолюбивый Мухаммед бен Салман, о чьем видении нынешнего кризиса мало что известно. Он в значительной мере контролирует внешнюю политику королевства и может гореть желанием поставить Катар на колени – чтоб другим неповадно было. Если такова цель Саудовской Аравии, значит, до разрешения кризиса еще очень далеко.

Геннадий Петров 

Источник: Expert Online

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • «Пхеньян выставлял представителей США дураками»

    Трамп обвинил Иран в финансировании КНДР‍ Вашингтон снова сделал ряд заявлений в отношении КНДР, главным из которых стал интригующий пост президента США Дональда Трампа о том, что для решения северокорейской проблемы «сработает только одна вещь». При этом американский лидер не указал, что он имел в виду. Чуть ранее глава Белого дома признался, что готов к

  • Как обогатившаяся Турция стала бедной культурно

    Турция быстро движется напрямую к «выборному диктаторскому режиму», вплотную подходит к системе «одного человека» и «одной партии». Премьер-министр Бинали Йылдырым говорит: «Мы перенаправили демократию… Если кто-то был избран сегодня, это не значит, что после следующих выборов он должен уйти». Но получается по факту, что все те, кто был избран народом против желания власти, все ее

  • Второй фронт: зачем Турция вводит дополнительные силы в Сирию

    Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что войска республики войдут в зону деэскалации в сирийском Идлибе. По заверениям турецкой стороны, этот шаг был согласован с Россией. Одновременно турецкая армия сосредотачивается на границе с Иракским Курдистаном, которому Анкара пригрозила жёсткими действиями в случае проведения референдума о независимости. RT выяснял, что стоит за активизацией действий Турции. Президент

  • Трамп и Эрдоган пригрозили последствиями, если референдум в Иракском Курдистане состоится

    Президенты США и Турции призвали курдских лидеров подключиться к процессу интенсивных переговоров по всем важнейшим вопросам Президенты США и Турции Дональд Трамп и Тайип Эрдоган обсудили в четверг ряд региональных и двусторонних вопросов, а также заявили о категорическом неприятии референдума в Иракском Курдистане. Об этом говорится в заявлении пресс-службы Белого дома, распространенном по итогам встречи

  • Турцию подвергают «китайским пыткам»

    Главное о Турции за 11—17 сентября 2017 года Ответ США по С-400 Согласно информации, предоставленной новостным порталом SHABER3, США прокомментировали заключение соглашения о поставках систем противоракетной обороны С-400 между Турцией и Россией. Пресс-секретарь Пентагона Джонни Майкл заявил следующее: «Мы сообщили о наших переживаниях турецким властям. Лучшим вариантом для защиты Турции от всех угроз в регионе

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба