News Stories

Завершилась ли «эпоха Рухани» в Иране?

regnum_picture_15825339821256430_big

Выборы в иранский парламент выявят новое соотношение политических сил в стране. Явка на выборах оказалась рекордно низкой – 42,57% от общего числа зарегистрированных избирателей. Это демонстрирует, что общество расколото, в нем существуют серьезные кризисные явления, связанные с перспективами социально-политической и экономической модернизации страны.

В Иране состоялись очередные парламентские выборы. Одновременно с ними проходили промежуточные выборы в Совет экспертов, состоящий из 88 мусульманских законоведов. В обязанности Совета входит избрание руководителя Исламской республики Иран. Окончательные итоги пока еще не озвучены, подсчет голосов продолжается, их подробный анализ еще впереди. Поэтому сейчас мы будем говорить о фактах, не вызывающих сомнений.

Согласно официальным данным, в выборах имели право принять участие 57,9 миллионов человек. Но, по сведениям министерства внутренних дел Ирана, явка оказалась рекордно низкой — 42,57% от общего числа зарегистрированных избирателей. Это на 20% ниже, чем на предыдущих выборах 2016 года. В этой связи президент Ирана Хасан Рухани заявил, что «с момента открытия парламента одиннадцатого созыва вы будете представлять не только лишь 42% проголосовавших, а всю иранскую нацию». Но это лозунг. В свою очередь верховный лидер аятолла Али Хаменеи охарактеризовал явку как «ошеломляющую», предположив, что «враги Ирана пытались отстранить людей от голосования путем преувеличения опасности от вспышки коронавируса». Он назвал голосование «религиозным долгом» граждан. Тем не менее, иранские избиратели в значительной мере проигнорировали призывы правительства к активному участию в выборах.

Если списывать все на западные СМИ, то Тегерану приходится признать их влияние на формирование общественного мнения в стране. Иностранные журналисты действительно проводят огромную работу по дискредитации международного имиджа Ирана, но попытки объяснять происходящее в стране только этим не выглядят убедительно. Становится очевидным, что иранское общество расколото, в нем существуют серьезные кризисные явления, связанные с перспективами социально-политической и экономической модернизации страны. При этом парламент может утратить позиции одного из «центров силы» в политической структуре управления страной, где многое, если не все, строится на принципах создания сдержек и противовесов.

В то же время итоги парламентских выборов в Иране станут замером соотношения политических сил, что в дальнейшем может во многом определить дальнейшее развитие событий. Если принимать во внимание появившиеся предварительные данные, то по итогам выборов сторонники «либералов», которых возглавляет президент Рухани, получив всего 10% голосов, проиграли «консерваторам». Если сравнивать эти данные с итогами выборов в парламент 2016 года, которые проходили вскоре после подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и когда с Ирана стали сниматься санкции, то тогда возглавляемые Рухани реформаторы получили 120 мест, а консерваторы — 86. Ныне ситуация может измениться в другую сторону.

Это выводит экспертов в сферу выстраивания прогнозов относительно дальнейшего курса Тегерана в сфере внешней политики. Одни считают, что нет оснований говорить о «реставрации режима Ахмадинежада» в смысле выхода Ирана из ядерного соглашения, что лидеры страны не будут предпринимать резких шагов, направленных на осложнение ситуации, станут искать возможности выхода на компромиссные решения. Другие наоборот, уверяют в том, что «нужно готовиться к полной смене внешнеполитического курса Ирана», который «пойдет на более тесное сближение с Россией и Китаем», разыгрывая карту своего влияния в раскладе сил на Ближнем Востоке.

На наш взгляд, возможно и то, и другое. Пока же Рухани заявляет, что «иранская сторона готова к переговорам с ЕС по вопросам региональной безопасности», а Тегеран «не намерен стремиться к тому, чтобы ядерное соглашение перестало существовать и не отказывается от переговоров с Европой по данному вопросу». Потому трогать ядерный договор и закрываться от инспекторов МАГАТЭ страна не станет. По крайней мере, до следующих президентских выборов 2021 года. А к тому времени на Ближнем Востоке «утечет немало воды». Очевидным является только то, что в Иране эпоха «реформаторства» Рухани» завершается и шансов у его сторонников заметно влиять на ход событий через парламент становится меньше.

Но станет ли в будущем поддерживать Рухани так называемая «молчаливая часть общества», проявившая на выборах свое отношение к ходу событий, и станут ли для Ирана прошедшие парламентские выборы поворотным моментом с выходом на перекресток? Ответов пока нет.

Станислав Тарасов

Источник: ИА REGNUM

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Эрдогана эмбарго не волнует: почему США «прессуют» Иран, но в упор не замечают Турцию

    Грозное понятие «американские санкции» в последнее время сменилось более впечатляющим, но менее понятным словом «эмбарго». Однако если санкции хоть как-то срабатывали и влияли на мировую политику, то с эмбарго США и их союзники явно сели в лужу. Говоря об эмбарго, как инструменте давления во внешней политике, в первую очередь на ум приходит Иран. Как известно,

  • А ведь могут и закупорить «бутылочное горлышко»: Иран и при пандемии жестко отвечает США

    Иран делает все возможное, чтобы максимально быстро справится с последствиями пандемии. Страна уже преодолела  пик смертности от COVID- 19 и сейчас пытается открыть границы и наладить нормальный режим работы государственных структур и экономики. Иран, преодолев кризисный период, делает серьезные выпады в адрес своего идеологического противника – Соединенных Штатов. И в случае с нефтью, направляемой в

  • Аль-Каземи как «канал связи» между Вашингтоном и Тегераном в Ираке

    По-видимому, США и Иран отступили от грани тотальной войны в Ираке, согласившись на новой кандидатуре главы правительства Мустафы аль-Каземи. Для Вашингтона главным вопросом на повестке дня стоит задача, уходя из Ирака, сохранить там свое присутствие. Для иранцев, которые и так имеют достаточно средств воздействия на иракский парламент, вопрос наличия или отсутствия правительства в Ираке стоит

  • Зариф в Дамаске открывает поствирусную дипломатию

    Активизация США восточнее Евфрата в Сирии воспринимается как попытка перенастроить мировой общественное мнение на свою сторону. Американцы теряют союзников в Европе на иранском направлении, саудиты и другие игроки в Персидском заливе стали искать пути диалога с Тегераном. Так что главе МИД Ирана Мохаммаду Зарифу в Дамаске есть что обсуждать. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад

  • Блокада, Китай да Арарат в помощь: Армения может использовать тему пандемии против Турции

    Анкара выбрала отнюдь не самое удачное время для политических провокаций, фейков и демаршей против Еревана и Пекина – пандемия на дворе. Однако на подобное поведение есть у Эрдогана свой резон. Армянской дипломатии имеет смысл ответить Турции жестче, в некотором смысле даже агрессивнее, чем обычно. Ведь никто же не поверит, что Армения действительно обратилась к соседу за помощью

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба