News Stories

Цивилизационный подход в осмыслении исторической памяти в выборе Армении между западом и востоком

Армения

Цивилизационный подход в осмыслении прошлого основан на междисциплинарном синтезе данных из сфер гуманитарных наук, а также  традиционных письменных памятников. Среди них можно вы­делить  документы,  биографии, мемуары, дневники и письма. Од­ной из главных причин появления термина «историческая па­мять», на наш взгляд, стало повышенное и во многом оправданное вни­мание к воспоминаниям жертв величайших трагедий ХХ века. Пер­вой величайшей трагедией ХХ века стал геноцид армян 1915 года в Османской империи.

История прошлого – необратима, но живая история – перед на­ми и в какой-то сте­пени зависит от нас. Прошлое вторгается  в нас­то­­ящее как память человечества, как память вековой  мудрости. В за­ви­­­симости от того, как мы сумеем справиться с вызо­вами совре­мен­но­­го глобального мира на всех уровнях жизни, зависит судьба каж­дой нации, каждого государства и человечества в целом. И не толь­ко. Нужно, чтобы люди поверили в себя, в свое будущее. Невоз­мож­но решить насущные проблемы современности  без осмыс­ле­ния прош­­лого. Для этого нужно жить, говоря словами А Тарковского, на пу­­ти к истине, чтобы это стало способом сушествовать.

Как известно, лучшие уро­ки жиз­ни для потомков  препод­но­сит  сама история, историческая память  и, как следствие, истори­чес­­кий выбор личности и народа  в целом. И здесь нет места полу­прав­де, которая тормозит духов­ный прогресс и создает условия  для зас­тоя, кризиса национальной идентичности. Память является сущест­вен­ной, оп­ре­­деляющей чер­той человеческого сушества. Этим он от­ли­чается от других пред­ста­ви­те­лей живого мира. А нация? Память на­ции – ее история, истори­ческая память. Забыв историю можно прев­­ратиться в стадо, стать ман­куртом. Манкурт  – это человек, поте­ряв­­ший свою память, память о принадлежности своим корням.     Историческая память дает право на дос­тойную жизнь и дос­той­­ное место в совре­менном мире. Она дает силу на отпор всем тем, кто пытается отрицать или фаль­сифицировать ис­торию. В первую оче­редь — усилиям Тур­ции, ко­торая в своем отрицании геноцида ар­мян в Османской империи 1915 года вводит в заблуждение не толь­ко своих граждан, но и все ми­ро­вое сообщество. От­ри­цание геноцида ста­­ло для Турции делом перво­сте­пенной важнос­ти, в осо­бен­ности, ког­да в последние годы не ста­ло многих выживших, жи­вых сви­де­те­лей геноцида 1915 года.

Локальная история человека вычленяет его в истории и стре­мит­ся описать не просто то, что найдено в источниках, но и ста­ра­ет­ся понять, что случилось в прошлом,  рассказывая «о реальных лю­дях в реальном мире». С этой точки зрения интересно обратить вни­ма­ние на книгу Левона З. Сюрмеляна “К Вам обращаюсь, Дамы и господа”[1], в частности на драмати­чес­кую сцену столкновения ар­мян­ских и турецких детишек во время игр в шарики, в бабки, в ло­вит­ки.

В главе “Мои турецкие друзья дет­ства” представлена картина раз­во­ра­чи­ва­ю­щи­хся кровавых исторических событий сквозь призму вос­приятия детских умов, их детской души и психологии. Во время бом­бардировки приморского го­рода Трапезунд мальчики-армяне ра­до­вались русской во­ен­ной флотилии, и кусочек железа, осколки рус­ских шрапнелей сим­во­ли­зи­ровали для них мощь христианской Рос­сии. В это время армянская семья вы­ехала в более безопасное для де­тей место в имение в деревне, где об­на­ружила, что их оба дома за­ня­ты влиятельными чи­новниками (сопротивление турецкому чинов­ни­ку каралось смер­тью). Но и это не все. Безудержное желание маль­чика-армянина из­бе­жать конфликта, не враждовать с детьми вы­сокопоставленных турецких чиновников не удержало от их зло­рад­ных нападений, издевок в адрес армян. “Все равно недолго вам ос­талось жить, дни ваши сочтены! – кричал в исступлении сын генерал-губернатора. – Мы перережем вам глотки! Мы всех вас зарежем! Ни одного армя­ни­на не ос­тавим в живых! – И он провел рукой по горлу, пока­зы­вая, как они это сделают”. “Не в состоянии дать выход гневу, взбу­дора­жив­шему мою мятежную душу, не сумев да­же вызова им бросить, я по­­­ну­­ро поплелся с братом домой. Дома взрос­лые очень серьезно от­нес­­лись к этой угрозе. Стали говорить о рез­не двадца­ти­лет­ней дав­нос­­ти, во времена Абдула Гамида. Пе­ред мо­ими глазами про­мельк­нули фанатики в тюр­банах, с холод­ны­ми клинками, дервиши, муллы с вытаращенными гла­зами. Резня пре­в­ра­­тилась в неизбежную ре­аль­­ность, а не в смут­ное понятие от­да­­­лен­ного”. [2]

На своих “совеща­ни­ях” генерал-гу­бер­­натор в присут­ствии  чле­нов своей семьи говорил о своем реше­нии перерезать глот­ки, не ос­та­вить в живых ни одного “неверного” армянина. Далее Левон Сюр­мелян продол­­жает: “Мы, армяне, слиш­­ком много говорим, мы не уме­ем мол­чать. Мы кричали о своей люб­ви к России, Англии и Фран­ции со всех крыш. Турецкая юмо­рис­ти­чес­кая газета “Карагез” очень прав­­ди­во от­ме­чала: “Если хотите уз­нать о положении в Дарданеллах, за­­гля­ни­те в лицо армянину. Тур­ки крайне отличались от нас: ни­ког­да не до­­га­да­ешься, что у них на уме. Они все держали  про себя, а если что-нибудь и говорили, то нужно было понимать обратное”.[3] Этот фрагмент художественного повествования автора, как од­но­­го из 1,5 армян, пе­ре­жив­ших геноцид, является лучшим дока­за­тель­­­­­ством це­ленаправленного, заплани­рован­ного осу­щест­­вле­ния пра­­­витель­ством младотурок геноцида армян в Осман­ской им­перии.

Великий русский писатель Ф. Достоевский дал точную фор­му­­ли­ров­ку:“Преступление осуждается наказанием”. Пре­­с­­тупления, со­вершаемые в настоящее время против чело­ве­чества (истребление, по­рабощение и другие жестокости по от­но­шению к гражданскому населению), имеют свои корни. Со второй по­ловины 1970 года  история, социология, международное право и со­­циальная пси­хология стали изучать геноцид как явление, име­ю­щее свои закономерности, причины и последствия. Среди них мож­но выделить два сборника статей: “Армянский ге­но­цид в перспективе” (Нью-Брунсвик, 1986) и “Преступление мол­ча­ния, Армянский ге­ноцид” (Кемжридж, 1985).

Известный армянский историк, востоковед Дж Киракосян [4] в своих работах обратил внимание на те письменные распоряжения и действия младотурецких погромщиков, которые подтверждают за­ра­­­нее обдуманный характер планов младотурок по истреблению ар­мян. “Начало геноциду положила шифрованная телеграмма Эн­ве­ра от 27 февраля 1915 г., предписывающая командующим арми­я­ми, офи­­­­церскому составу воинских частей принять участие в истреб­ле­нии армянского народа: “Всех подданных Османской империи ар­мян­­­ского народа: старше пяти лет выселить из городов и унич­то­жить…, всех служащих в армии армян изолировать от воинских час­тей и расстрелять…” [5]

В статье “Дела Генри Моргентау-старшего”, напечатанной в за­падногерманском журнале “Эмуба” (1978, N3), заместитель глав­но­го обвинителя США на Нюрнбергском процессе Р. Джексона Роберт Кем­­нер отметил: Уничтожение 1,5 миллиона армян по приказу ту­рец­­кого правительства было первой программой геноцида нашей эпо­­­хи. Идея всеобщего переселения армян, разработанная младо­ту­рец­­ким комитетом во время Первой мировой войны, привела к мас­со­вому истреблению 2/3 армянского народа.” [6]

Из неполного перечня источников, фактических материалов, дан­­­ных в книге Дж Киракосяна в количестве 589 документов, сви­де­тельств, статей, мемуаров, книг, половина изданных мате­ри­а­лов – на анг­­лийском, французском, немецком языках. Одна эта не­пол­ная циф­ра исторических данных о кровавых преступлениях, свя­зан­ных с ра­­­систскими теориями, пропагандирующими расовую и на­ци­ональ­ную ненависть – господство так называемых “высших” и истреб­ле­ние “низших” рас — является свидетель­ством, се­рьез­ным ар­гументом тяг­чай­­шего преступления против че­ловечства. Дер-Зор, Ос­венцим, Бу­хен­­вальд, Хатынь — памятники человеко­не­на­вист­ни­чества, беспре­це­ден­т­ные примеры жестокости, прес­туп­ле­ния против че­лове­чества и че­ловечности. А сегодня  — такой аре­ной жестокости ста­ли Сирия, Ирак, Юго-Восток Украины.

О геноциде армян писали многие выдающиеся политические де­­ятели и писатели: Фритьоф Нансен, Жан Жорес, президент Виль­сон, американский посол в Турции Г. Моргентау, В. Брюсов, Анри Бар­­бюс, М. Горький и т.д. Так, например, известный выдающийся де­­ятель международного социалистического движе­ния, основатель га­­зеты “Юманите”, Жан Жорес *1859-1914) в своих публичных выс­туп­­­лениях неоднократно обращался к прогрессивно мыс­лящей об­щест­венности Европы, призывая выступить против дикого произвола и жестокостей, чинимых султанским пра­ви­тель­ством над мирным ар­­­мян­ским населением в Османской империи. В речи, произ­не­сен­ной 15 февраля 1903 г. в Париже, Жан Жорес призывает все цивили­зо­­­ванные страны, все человечество проявить единодушие в решении ар­­­мянского и македонского вопросов, пос­коль­ку безнаказанность ви­нов­­­ников, убийц порождает новые пре­ступ­ления. Он обращает вни­ма­­­­ние на то, что защитить христианские народности вовсе не оз­на­ча­ет объявить войну против ислама: “Тут и речи не может быть о ре­ли­ги­­озном крестовом походе: нам хорошо из­вестно, что реформы и га­ран­­­тии, которые мы требуем для пора­бо­щен­ных христианских на­род­­­ностей, должны постепенно вводиться и для самого турецкого на­­рода. Он уже и сам страдает от соверша­е­мого им угнетения так же, как и народы, которые угнетает”[7].

Путешествуя по Советской Армении в 1929 г. и знакомясь с ее дос­­тижениями, М. Горький, проезжая мимо долины Дилижана, в ущелье которой было уничтожено 6 тыс. армян (среди них было мно­­­­го детей и стариков), сказал: “Меньше всего лирически пре­крас­ная картина долины Дилижана должна бы служить рамой для вос­по­­­­­минаний о картинах кошмарных, кровавых преступлений. Но уже по­­­мимо воли память воскрешает трагическую историю Армении кон­­­­­ца Х1Х – начала ХХ веков – резню в Константинополе, сасунскую рез­­­ню, “великого убийцу” гнусное равнодушие христиан “куль­тур­ной Европы”, с которыми относились к истреблению их братьев во Хрис­­те, позорнейший акт грабежа самодержавным правительством цер­­­­ковных имуществ Армении, ужасы турецкого нашествия пос­лед­них лет, трудно вспомнить все трагедии, пережитые этим энергич­ным народом. Удивительно быстро и ловко забывают факты такого ро­­­да господа “гуманисты”…Ложь и лицемерие защитников этой “куль­­­туры” по уши в крови и грязи восходят до явного безумия, до прес­­­тупления, которому нет достойной кары”. [8]

Ключ к пониманию данного отрывка в очерке “По Союзу Со­ве­­тов” М. Горького, как нам кажется, заключается в той пассивной ро­­­ли, но тем не менее решающей причины русской дипломатии того вре­­­мени в Армянском вопросе. “За ошибочную политику умовения рук в приговоре, зависящем всецело от ее воли, Россия заплатила спер­­­­ва потерею политического авторитета в Малой Азии и доверия хрис­­­тианских народностей, которые ранее полагали в ней един­ствен­­­­ную надежду своего освобождения…”[9]

Как писал в начале ХХ века А.В. Амфитеатров, султан Абдул-Гамид, со свойственным ему та­лан­том современного Ма­ки­а­вел­ли, внушил петер­бург­ским сфе­рам, жес­­точайшие предубеждения против ар­мянского нацио­наль­ного подъ­­ема, который может стать серьезной опасностью в воз­ник­но­ве­нии и развитии мировой социалистической революции.

Так или иначе, Армянский вопрос всегда был и остается раз­мен­­­ной картой в руках великих держав в перекройке границ и тер­­ри­­­торий. Армянский вопрос, как составная часть Восточного воп­ро­са, стал занимать определенное место в политике западно­ев­ро­пей­ских стран и России в соперничестве за влияние на Ближнем Вос­то­ке и Передней Азии в конце Х1Х-начале ХХ века.  Не случайно, что еще со времен султана Абдул-Гамида европейская общественность за­­крывает глаза на фальсификацию и подтасовку исторических фак­тов как со стороны Турции, так и Азербайджана.

Еще Наполеон говорил:“Кто будет владеть Константинопо­лем, тот будет владеть всем миром”. В действительности, на этом пост­­ви­зан­тийском пространстве хотели и хотят установить свой дик­тат все ми­ровые силы. Главное здесь – контроль или давление на раз­­ных на­прав­лениях: на Европу, Россию, Китай, Ирак, Иран и Ин­дию. В на­ча­ле ХХ века Кайзеровская Германия в противовес Англии и России стре­­ми­лась овладеть богатствами Востока и утвер­дить свое мо­­гу­щест­во в этом регионе. Россия, в свою очередь, счи­та­ла, что Тра­­­пе­зунд дол­жен стать границей русских, а река Ефрат – гра­ницей Рос­сии. Во время Первой мировой войны столк­новение ге­о­по­ли­ти­чес­­ких интересов  Гер­мании, Англии и России обернулось траги­чес­ки для армян, посколку всем ходом исто­рии было доказано, что ар­мя­­­­не не порвут дружбу с русскими, и  армянские воору­жен­ные отря­ды в цар­ской армии представляли серьезную опасность для про­тив­ни­­ков Рос­сийской империи. Но также было очевидно, что Армения нуж­­на была Российской империи лишь как плацдарм для войны с тур­­ками, и император России не дал бы Армении стать самос­то­я­тель­­­ным го­су­дарством.

Известный русский философ начала ХХ века Николай Бердяев пи­­сал: “Образование великой Турции, ее власть над христианскими на­­­родами – это была кара, ниспосланная за грехи Византии и хрис­ти­­­­­­ан­ских народов Европы. Турция, как великая империя, всегда дер­жа­­­лась взаимной ненавистью и распрями христианских народов. Сох­­­­­ранение status quo в Турции было низкой, трусливой и завист­ли­вой политикой европейских держав” [10]. “Таким образом, России не да­­­­­­­вали возможности “выявить в мире свою мощь и испол­нить свое пред­­­назначение. И если эта беспримерная война не решит Восточ­но­го вопроса, то человечству грозят страшные войны. Не­ред­ко сох­ра­не­­­ние status quo означает сохранение огнедышащего вулкана, ко­то­рый раньше или позже извергнет лаву” [11]. Слова Н. Бердяева и се­год­­­ня звучат не просто пророчески, а актуально в контексте ук­ра­ин­с­ких событий, где развернулось открытое геополитичес­кое про­ти­во­сто­­­яние между Западом  и Востоком.

Для нас, живущих в современных  услових  острого противо­сто­­­­­­яния  Запада (в лице  США и Европы)  и Востока (в лице России и дру­­­гих стран)  важно понять, ос­мыс­­­­­лить происходящие  поли­ти­чес­кие события в контексте истори­чес­­­­кой памяти  и исторического вы­бо­ра армянского народа. Жизнь каж­­­дого народа  своими корнями ухо­дит в глубь веков и бессмертна пре­­емственностью поколений, ис­то­рической памятью.

Проблема исторического выбора  всегда оборачивалась траги­чес­­­ки для нас армян.  В результате двух мировых войн ХХ века (1914-1918, 1939-1945) армяне каждый раз оставаясь в лагере по­бе­ди­те­лей, те­­­ряли тем больше, чем больше побед одерживали наши союз­ни­ки – “бр­а­­тья”-христиане. Одной из веских причин, на наш взгляд, была ори­­­ентация армянского населения в сторону Рос­сии во всех русско-ту­­­рецких войнах и в особенности во время Пер­вой мировой войны. “Ан­­г­лийский дипломат и государ­ствен­­ный де­я­тель Роберт Сесиль счи­­­тал, что на мужественный отказ армян сра­­жать­ся против России  ту­­­рецкое правительство ответило сис­тема­ти­ческими погромами в 1915 году. Две трети населения были выс­ла­ны с изуверской жес­то­кос­­­тью” [12]

В поисках выбора между Западом и Востоком для Армении в си­лу армянской ду­ховной ментальности не приемлем ни Запад, ни Вос­­ток в чистом виде. Следователь­но, нужно искать нечто третье, что не является ни Западом, ни Востоком. И если задаться вопросом: где то пространство, где  нет ни Запада, ни Востока, то это несом­нен­но Россия. Извечный спор о том, что такое Россия (Европа или Азия) – до сих пор не решен. Даже при очень большом рвении и желании стать Западом, ей это не удастся. Она, как духовный и физический тя­­желовес, не сможет перепрыгнуть через саму себя. (Что впрочем и под­­твердилось в связи с украинскими событиями).

На протяжении веков трагическое колебание Армении между За­­падом и Востоком всегда приводило наш народ к России. И в лич­ност­­ном, и в общена­ци­ональном плане для армян нет другой по­зи­тив­ной перспективы, как в приобщенности к русскому. Но от­нюдь не к рабской при­об­щен­ности, а, как это ни парадоксально, в по­­мощь ей. Ведь может оказаться и так, что Россия нуждается в на­шей помощи  — и не только духовной.

История, говорят, повторяется… Трагическое колебание меж­ду Западом и Востоком задолго до России пережила Древняя Ар­ме­ния. Она в каком-то смысле была протомоделью России. В те­че­ние ве­­ков Армения так и не захотела определиться в пользу одной из край­­ностей. Примкни она к Византии, к Риму, Персии или же к Тур­ции – возможно, она снискала бы себе лучшую участь.  Но она оста­лась жить особ­ня­ком, и это выразилось в ее архитектуре, ре­ли­гии, язы­ке – во всем. Но это кончилось тра­гически. Ее лишили по­ли­ти­чес­­кой жизни в Х1-Х1У веках, и больше не было армянского фе­но­ме­­­на как государства. Но уже в Х1Х веке Армения дает о себе знать, и это происходит за счет присоединения Восточной Армении (1826-1828). Одновременно с выделением Восточной Армении возникает и За­­падная Армения (в Турции), ориентированная на Францию и Ан­г­лию. Но именно благодаря Восточной Армении усиливаются рос­сий­­­ские тенденции в Западной Армении.

Обобщим вышеизложенное:

1.В основе исторического выбора ле­жит историческая память. Ни при каких обстоя­тель­ствах прес­туп­но­го отрицания армянско­го ге­­ноцида не­воз­можно сте­реть, унич­то­жить историческую память на­ро­да. Есть па­мять, вос­по­ми­на­ния наших дедов как сви­де­тель­ства и при­говор всем палачам ар­мян­ского народа. 2. Исторический выбор (“по­­вер­ну­тость” армян в сторону христианской Руси) был продик­то­ван не только национальными ин­тересами безопасности, но и ци­ви­ли­­зационной ориентацией. В си­лу этого армяне во все вре­ме­на бы­ли для России государство­об­ра­зу­ющей базой и внесли огромный вклад во всех сферах ее го­­сударственной и об­щест­вен­ной жизни. Этот ре­сурс и сейчас мог бы стать судь­бо­носным рычагом для задействия по­­енциала раз­ви­тия. 3. В сов­ре­менных условиях пере­фор­­­ма­ти­ро­ва­ния мировой сис­те­­мы, форми­ро­­вания поли­цент­рич­ного мира и гео­по­­литической вой­ны (в на­чале ХХ1 века) между США и Россией вы­бор Армении  в поль­­зу Евра­зий­­ского Эконо­мического Союза оста­ет­ся актуальным политичским воп­росом. Как утверждают многие по­­ли­тики в Ар­ме­нии и России, вхож­де­­ние Армении в ЕврАзЭс мо­жет по­служить толч­­ком для ее экономи­чес­­­кого развития. Думается, что сот­­руд­ни­­чес­тво в рамках ЕврАзЭс без существенных по­­терь для Ар­ме­нии воз­мож­но лишь при факторе личной ответственности, пра­виль­ном построении отно­шений и соблю­де­нии на­ци­ональных и эко­­номичес­ких интересов сторон. А это — отдельная и особая тема для разговора.

Ангелина Гаспарян

Список литературы

  1. Левон З. Сюрмелян, “К Вам обращаюсь, Дамы и Господа”, Ереван: “Советакан грох”, 1987, с. 57. Пер. с англ.: “I ask ou ladies and gentlemen” by Levon Z. Sourmelian, New-York, 1945.
  2. Левон З. Сюрмелян, “К Вам обращаюсь, Дамы и Господа”, Ереван: “Советакан грох”, 1987, с. 50. Пер. с англ.: “I ask you ladies and gentlemen” by Levon Z. Sourmelian, New-York, 1945.
  3. Tam ve, s. 50 4. Киракосян Дж. Первая мировая война и западные армяне (1965, 1967гг — на арм. яз, 1971- на рус. яз; Буржуазная дипломатия и Армения (в двух томах), 1981, на арм. яз.; Младотурки перед судом стории (в двух томах), 1982-19893 гг., на арм. яз.; Младорурки перед судом истории, 1986 (на русском языке в сжатом виде)
  4. Киракосян Дж., “Младотурки перед судом истории”, 1986 (на ру. яз.), с. 178-179
  5. Киракосян Дж., “Младотурки перед судом истории”, 1986 (на ру. яз.), с. 178-179
  6. Цит. По книге М.Г. Нерсисяна “Геноцид армян в Османской империи” (Сборник документов материалов), Ерерван: “Айастан”, 1982, с. 168
  7. Горький М., Полн. Собр. Соч. В 30 томах, т. 17 (Рассказы, очерки. Воспоминания. – “Очерк по стране Союза Советов”: впервые был напечатан в журнале “Наши достижения”, 1929, N1, январь- февраль (1924-1936). – М.:Гос. Изд-во художественной литературы, 1952, с. 133-134
  8. Амфитеатров С.В., “ Армянский вопрос”, С.-Петербург, 1906, с. 7
  9. Бердяев Н., “Движение и неподвижность в жиьни народов// Судба России, М., 1990, с. 187
  10. Бердяев Н., “Движение и неподвижность в жиьни народов// Судба России, М., 1990, с. 188

12.Киракосян Дж., “Младотурки перед судом истории”,  1986 (на ру. яз.), с. 20-21

Ключевые слова: цивилизованный подход, историческая  память, исторический выбор, цивилизационный выбор, преступления про­тив чело­веч­нос­ти, вызовы сов­ре­менного глобального мира, перефор­ма­ти­рова­ние мировой системы, полицент­ричный мир

 

Краткая аннотация: В статье “Цивилизованный подход в осмыслении исто­ри­чес­кой памяти в выборе Армении между Западом и Востоком” на основе междис­цип­­ли­нар­ного синтеза дан­ных из сфер гуманитарных наук пред­ставлен цивили­за­ционный подход в осмыслении ис­то­ри­чес­кой памяти и как ее следствие – ис­то­­­ри­чес­кий выбор личнос­­ти и народа. Исторический выбор Армении между За­па­дом и Востоком обус­­л­овлен осо­бенностями ее истори­чес­кой памяти, духовной мен­таль­нос­ти и  цивилизации в целом.

 

Բանալի բառեր.  քաղաքարթական մոտեցում, պատմական հիշո­ղու­թյուն, պատ­մա­­կան ընտրություն, քաղաքակրթական ընտրություն, մարդ­կո­ւ­թյան դեմ կա­տար­­ված ոճիրներ, գլոբալ աշխարհի մար­տա­հրա­վերները, աշխարհակարգի վե­րա­ձևա­վո­րում,  բազմաբևեռ աշ­խարհ

 

Համառոտ բնութագրում.  “Քաղաքակրթական մոտեցումը պատմական հի­շո­ղության ընկալման, Արեւմուտքի և Արևելքի միջև Հայաստանի ընտ­րու­թյան հար­ցում   հոդվածում միջառարկայական  սինթեզի հու­մանի­տար գիտու­թյուն­նե­րի տվյալների հիման վրա ներկայացված է քաղաքակրթական մո­տե­ցու­մը պատ­­մա­կան հիշողության ընկալման հարցում և որպես դրա հետևանք` ան­հա­տի և հայ ժո­ղովրդի պատմական ընտրությունը: Հայաս­տանի պատմական ընտրությունը Արևելքի եւ Արևմուտքի միջև պայմանավորված է նրա պատ­մա­կան հիշողությամբ, հոգևոր կերտվածքի և քա­ղա­քակրթության առանձ­նա­հատ­­­կու­թյուններով:

 

 

Keywords: civilized  approach,  historical memory, historical choice, civilized choice, crimes against humanity, the challenges of the modern global world, reformatting of the world sys­tem,  polycentric world
Abstract:  The paper “The Civilized Approach to Understanding the Historical Memo­ry in the Choice of Armenia Between the West & the East” presents a civili­za­ti­o­nal approach in the comp­re­hension of historical memory and as its consequence — the his­­to­ri­cal choice of  an indivi­du­al and Armenian people on the basis of interdisciplinary syn­­the­sis of the data fields of the humanities. The historical choice of Armenia between the West and the East is conditioned by the peculiarities of its historical memory, spi­ri­tu­al mentality and civilization on the whole.

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба