News Stories

Эрдогана эмбарго не волнует: почему США «прессуют» Иран, но в упор не замечают Турцию

20928755

Грозное понятие «американские санкции» в последнее время сменилось более впечатляющим, но менее понятным словом «эмбарго». Однако если санкции хоть как-то срабатывали и влияли на мировую политику, то с эмбарго США и их союзники явно сели в лужу.

Говоря об эмбарго, как инструменте давления во внешней политике, в первую очередь на ум приходит Иран. Как известно, в отношении этой страны действует эмбарго на поставки простого вооружения и на продажу иранской нефти на мировом рынке энергоносителей.

Помимо этого, сейчас у всех на устах эмбарго на поставку оружия сторонам конфликта в Ливии.

Американское эмбарго – это больше про деньги

С Ираном все более или менее ясно: США решили во что бы то ни стало «дожать» своего идеологического противника. Они достаточно жестко и бесцеремонно вытеснили эту страну с мирового рынка энергоносителей. И позаботились о том, чтобы, к примеру, Индия, потерявшая поставщика, стала закупать именно американскую нефть.

Соединенные Штаты подчинили геополитические интересы, о которых кричали на каждом углу, своим экономическим интересам, о которых, кстати, предпочитают молчать. В данном случае США уже решили задачу, которую пытаются выполнить и в Европе, где всеми силами стараются сорвать российский проект строительства газопровода «Северный поток – 2».

Ясно, что американцы хотят вытолкнуть Россию с крупного газового рынка, чтобы продавать европейцам свой, более дорогой сжиженный газ. Правда, тут нашла коса на камень, точнее – на Германию, которая не желает закупать голубое топливо втридорога исключительно из-за амбиций заокеанского патрона.

Но не об этом сейчас речь. Речь об эмбарго на иранскую нефть, которое вдруг перестало особо интересовать США, поскольку индийскую долю нефтяного рынка Вашингтон у Тегерена в итоге «отжал». После этого объемы черного золота, которые Иран продолжает продавать Китаю (по всяким «серым» схемам) и Венесуэле (совершенно открыто) вообще перестали волновать США. Видимо потому, что на китайский или же венесуэльский рынок американским нефтяным корпорациям вход изначально закрыт. Американские дипломаты, конечно, будут выступать с протестами с трибуны ООН, но главное уже сделано.

Потери иранского бюджета в размере 50 миллиардов долларов в год (в первую очередь, от нефтяного эмбарго) – главный положительный результат работы действующей администрации президента США Дональда Трампа. Тем не менее, вопрос о том, какую реальную цель преследовали США с помощью этого эмбарго, остается открытым. Во всяком случае, говорить вслух предпочитают о другом.

Повод для удара или экономический расчет?

Второе эмбарго – это запрет на поставки обычного вооружения, по условиям иранской «ядерной» сделки. Когда «шестерка» подписывала Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) с Ираном, было оговорено, что, начиная с осени 2020 года, Тегеран получит возможность закупать оружие (вплоть до тяжелой бронетехники и ракетных комплексов) на мировом рынке наравне со всеми. Осенью этот срок истекает, и вдруг выясняется, что Соединенные Штаты выступают против снятия запрета.

И это при том, что еще в 2018 году Вашингтон в одностороннем порядке вышел из «ядерной сделки». Погоревали остальные участники соглашения, осудили американцев и пошли дальше реализовывать условия СВПД. Но нет, на такой расклад американцы не согласны: подавай им все и сразу!

Теперь американские дипломаты в ООН заявляют о том, что их страна ни в коем случае не допустит отмены эмбарго.

То есть, когда речь заходит о выполнении условий СВПД, подписанного в 2015 году, так Соединенные Штаты не устают говорить о том, что вышли из соглашения. Но как только поднимается вопрос о скором истечении срока оружейного эмбарго, то Вашингтон ссылается на свое участие в подписании «сделки» и говорит о своем праве предъявлять требования Тегерану. Мол, если Иран не выполнит все предъявленные ему требования, то эмбарго будет продлено.

Понятно, что европейские партнеры США поворчат, но в итоге подчинятся заокеанскому партнеру. Но ведь есть еще Россия и Китай. У этих – свои соображения. С намерением продавать Ирану свою технику их интересы связаны в последнюю очередь.

Важнее и весомее те факторы, о которых напоминают Москва и Пекин, споря с Вашингтоном. А именно: менять правила во время игры неприлично, да и не имеет под собой правовых оснований. В конце концов, Тегеран, поняв, что некоторые участники СВПД предпочитают переобуваться по ходу матча, лишь бы не следовать правилам, может попросту наплевать на все договоренности и начать разрабатывать собственное ядерное оружие.

Этого хотят в США? Хотят воспользоваться ситуацией, чтобы ударить со всей силы по Ирану (что вряд ли будет сделано) или хотят просто не дать Москве с Пекином торговать на рынке, который для них закрыт? Вот вам и экономическая основа эмбарго, о которой американцы предпочитают особо не распространяться.

Вашингтон всегда меняет правила игры

Что касается третьего эмбарго, к которому приковано внимание мирового сообщества, то речь здесь уже идет уже не об Иране, а о Ливии. С этим эмбарго, по большому счету, согласны все участники процесса под эгидой ООН, кроме Турции, о которой в данном случае разговор особый. Но и тут американцы умудряются менять правила игры, как им вздумается.

Нарушителем ливийского эмбарго, как известно, в первую очередь является Анкара, игнорирующая даже европейскую операцию IRINI, в рамках которой проверяются все грузовые суда, направляющиеся в Ливию. На днях турецкие моряки и вовсе отказали европейским военным в праве досмотреть свой корабль. И это, в принципе, должно было привести к крупному скандалу в ООН…

Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Вашингтон не изменяет старой традиции менять правила игры в самый удобный для него момент. Говоря о нарушениях оружейного эмбарго в Ливии и отправке наемников в Северную Африку, он предпочитает вообще не упоминать Турцию.

Зато на самом высоком уровне (например, на уровне Госдепа) обвиняет Россию то в присутствии мифического ЧВК «Вагнер» в Ливии, то в поставках каких-то «советских истребителях» маршалу Хафтару (ни то, ни другое документально не подтверждается даже американскими спецслужбами). А вот говорить об Эрдогане, который направил в Ливию более десяти тысяч наемников, в Госдепе строго-настрого запрещено.

А еще турецкий лидер отправил в Ливию на помощь Сараджу более тысячи кадровых офицеров и военных инженеров, более ста единиц артиллерии и, бог знает, сколько ракетных комплексов.

Все это Вашингтон предпочитает не замечать и не говорить об этом вслух.

С уверенностью можно сказать, что из-за иранского оружейного эмбарго еще будет серьезное противостояние в ООН. В какой-то момент европейцы попросту уступят «старшему заокеанскому брату», а биться с Вашингтоном будут только Москва и Пекин. И вот тогда-то мировому сообществу следует обратить внимание на Турцию и прижать ее к ногтю.

Арман Ванескегян

Источник: Sputnik Армения

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Киев мечтает о «карабахском сценарии» для Донбасса

    Уже привычный ход событий — срыв Киевом очередного раунда переговоров Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию в Донбассе — на этот раз дополнился резким заявлением главы украинской делегации. Леонид Кравчук «принципиально» потребовал от российской стороны «взять на себя политическую ответственность и формально определить свою позицию по необходимости выполнения договоренностей, достигнутых на высшем уровне в Париже в 2019 году, до конца текущего года». Что именно имеется в

  • Проверенная дипломатия, или Как турки пытаются превратить Карабах во второй Идлиб

    Прямо сейчас Эрдоган предпринимает целый ряд попыток для того, чтобы стать непосредственным и полноценным участником переговорного процесса по Карабаху. Судя по всему, турецкий лидер разворачивает широкую программу по переселению в Карабах семей туркоманов из Сирии. Если не туркменские семьи, так хотя бы бедуинов Анкара начала регистрировать туркменские семьи, которые живут в Сирии и готовы переселиться

  • Затейливо игнорируя наказ Москвы по Карабаху: зачем Турция вводит войска в Азербайджан

    Военный обозреватель разбирает планы Анкары, которые отчетливо прорисовываются на фоне ввода турецких войск в Азербайджан, а также пишет о том, связан ли данный шаг с Карабахом. Ввод турецких войск в Азербайджан под предлогом миротворчества отражает стремление Анкары нарастить военно-политическое влияние на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе, укрепить позиции Турции на международной арене в целом.

  • Кто выведет Турцию и Азербайджан из состояния войны?

    Президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, ведя совместную войну в Карабахе, вызвали в своих странах националистический дух, который перестал получать подпитку победными реляциями с фронтов. В Анкаре и Баку рушится система «оптимистических прогнозов и устремлений», что приобретает более широкий геополитический контекст. В двух воюющих тюркских государствах, Турции и в Азербайджане, которые,

  • Эрдоган переоценил силы: мировое сообщество сплотилось в вопросе Карабаха

    В Сирии Эрдоган филигранно лавировал, пользуясь противоречиями в геополитических интересах РФ и США. А в Карабахе получилось так, что мировое сообщество, включая ведущие страны Европы, единогласно выступило с призывом остановить кровопролитие. В последние дни Эрдоган отметился целым рядом резких действий и откровенно провокационных заявлений на международной арене. И проблема не только в том, что турецкий

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба