News Stories

Каспийская конвенция – «с трудом завоёванная дипломатическая победа Ирана»

regnum_picture_1534441078346741_big

Подписание 12 августа в Актау Каспийской конвенции – не финал, а первая стадия долгого пути стран Прикаспийского субрегиона к достижению окончательного статуса водоёма. Иран уверен, что решено только 30% спорных вопросов, и большая часть совместной работы – впереди

Итак, после свыше 20 лет споров и обсуждений в казахстанском Актау сдвинулся с мёртвой точки процесс определения статуса Каспийского моря. Избрана осторожная формулировка происходящего в связи с тем, что, по оценкам одного из пяти субъектов субрегиона «Прикаспий» — Ирана, страны Прикаспия ещё лишь в начале пути. Пересказывать текст Каспийской конвенции, видимо, смысла не имеет. Но разобраться, кто в выигрыше, а кто нет — самое время. Ибо, как мы знаем, Прикаспий давно под прицелом стратегов и разведок США и Израиля, а это по определению не может не насторожить Иран и Россию. Но если власти РФ избегают публичных резкостей в оценках ситуации в Прикаспии, то, как известно, официальный Тегеран за словом в карман не лезет. Именно заявления из Ирана дают основания и нам считать, что вся прикаспийская «пятёрка» только в начале сложнейшего пути. Так, 15 августа президент ИРИ Хасан Роухани, давая оценку саммиту в Актау, заявил, что «30% проблемы [Каспийского моря — прим.] уже решено, но остались ещё другие вопросы», сообщало агентство IRNA. «Россия раньше считала, что большая часть Каспийского моря принадлежит ей, сегодня ей принадлежит только 17% моря», — сказал Роухани, добавив, что сохранились разногласия между Ираном, Азербайджаном и Туркменией на юге Каспия. Глава иранского правительства отметил, что Иран и Азербайджан достигли хороших соглашений, которые реализуются, но ещё остаются неразрешённые вопросы. Роухани заявил, что вопрос безопасности на Каспии был урегулирован на саммите прикаспийских стран в Казахстане. «Силы НАТО и США хотели присутствовать на водах Каспия», — отметил глава иранского правительства, заявив, что по итогам саммита любое строительство военных баз и нахождение иностранных военных кораблей на Каспии запрещены.

 Ð£Ñ‡Ð°ÑÑ‚ники саммита «Каспийской пятёрки»

Обращаем на эту часть заявлений г-на Роухани особое внимание. Итак, Россия ещё раз подтвердила, что Азербайджан и Туркмения не смогут прикрываться авторитетом Москвы для решения своих спорных вопросов на Каспии. Баку и Ашхабад остаются один на один с Тегераном, ну, а Тегеран своего не привык упускать или дарить. В то же время, без упоминаний конкретики, Роухани показывает, что разрушены планы некоторых стран Прикаспия и ряда иностранных государств: «Для осуществления своих заговоров США и даже НАТО могли бы присутствовать в этих водах и разворачивать своих солдат, фрегаты, вертолёты и базы на побережье Каспийского моря. В этом соглашении пять стран согласились запретить присутствие иностранных судов в Каспийском море», — отметил Роухани, подчеркнув, что в результате переговоров и соглашений у Ирана были получены большие достижения в области национальной безопасности, передавало агентство Mehr News. Укажем и на ещё одну формулировку Роухани от 15 августа — Иран получил «особые привилегии» на основании Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Переходим к заявлениям министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавад Зарифа от 16 августа. Заявив, что он будет присутствовать на сессии комиссии Мажлеса (парламента) Ирана по национальной безопасности и внешней политике, чтобы подробно описать Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря и саммит прикаспийских стран, прошедший 12 августа в Актау, г-н Зариф далее сообщил, что «что Иран считает, что он должен владеть 20% ресурсов Каспийского моря, а вопрос о 11%-й доле исходит из иллюзорного представления, связанного с бывшим режимом Ирана», передаёт IRNA. Впрочем, слова Зарифа заслуживают, чтобы быть переданными почти без купюр — тем паче что это было выступление в телевизионной программе, т. е. рассчитанное и на внешний мир: «Иран никогда не принимал такого иллюзорного представления. К сожалению, во времена прежнего режима Ирана из-за его зависимости от иностранцев, бывший Советский Союз никогда не позволял Ирану сделать даже шаг по так называемой линии Астара, а Иран не получал даже капли нефти. То, что произошло после формирования Исламской Республики Иран, заключается в том, что мы не позволили уменьшить долю Ирана. Иллюзорная 11%-я доля больше не действительна. Конечно, некоторые пытались возродить эту иллюзорную историческую процедуру, которая была насильственно навязана Ирану во время прежнего режима, но Иран её отверг».

Он добавил, что Конвенция о правовом статусе Каспийского моря не позволяет прикаспийским странам использовать воды для военных целей в отношении других стран. Мы отметим, что Иран особо акцентирует этот пункт уже в третий-четвёртый раз после саммита в Актау. Причём Зариф ещё на пресс-конференции 12 августа в Актау был даже более жёстким — «Пять стран, граничащих с Каспийским морем, согласились оставить море вне досягаемости иностранных вооружённых сил». «В Каспийском море есть километры трубопроводов, которые относятся к эпохе бывшего Советского Союза, и никто не консультировался с нами в этом отношении. Но это не даёт им никаких прав», — сказал Зариф. В то же время он, видимо, реагируя на голоса некоторых ультрапатриотов, подчеркнул, что «идея о том, что Иран должен владеть 50% Каспийского моря, ошибочна, потому что в этом случае у Туркмении и Азербайджана не будет никакой доли». Далее мы предложим присовокупить к признаниям г-на Зарифа также откровения главы организации по рыболовству Ирана Хасана Салехи. Выступая 15 августа на пресс-конференции накануне Недели правительства, он заявил, что «согласно условиям новой конвенции о судоходстве в Каспийском море, территориальные воды Ирана в Каспийском море увеличились с 10 морских миль до 15 миль», передавало IRNA. «К ним прилегает рыболовная зона шириной ещё 10 миль. При этом доля Ирана увеличилась до 25 миль», — сказал Салехи. По его словам, до этого вопросы использования Каспия регулировались в рамках двусторонних договоров между СССР и Ираном 1921 и 1940 гг. В рамках договора 1940 г. территориальные воды Ирана в Каспийском море были установлены 10 морских миль. По словам главы организации по рыболовству, с увеличением территориальных вод Ирана и рыболовной зоны в Каспийском море условия для ловли рыбы Ираном будут гораздо лучше, чем раньше.

Перед тем, как начать разбираться с оценками Роухани, Зарифа и Салехи, вернёмся к тому, что писала о саммите в Актау иранская полуофициальная Tehran Times. По версии газеты, страны Прикаспия договорились о правовой базе для действий на крупнейшем в мире внутреннем водоёме, который соединяет Азию и Европу и который богат нефтью, газом и осетровыми. Дипломаты описывают этот документ как региональную конституцию.

Путин с Президентом Ирана Хасаном Рухани

«Наш саммит является исключительным, если не подлинно эпохальным», — сказал президент России Владимир Путин президентам стран Каспийского моря и министрам иностранных дел.

Президент Ирана Хасан Роухани также отметил: «Сегодня мы сделали очень важный шаг, но мы должны признать, что есть более важные вопросы, которые необходимо решить».

Роухани также поблагодарил своих каспийских партнёров за их поддержку после одностороннего выхода США из ядерной сделки 2015 года, официально названной Совместным всеобъемлющим планом действий (JCPOA), писала 13 августа Tehran Times.

Цитируя британскую The Guardian, иранская газета отмечает, что в мире все считают подписание конвенции «тяжёлой дипломатической победой». Главным достижением было то, что вроде бы найдено, как разделить морское дно. В то время как все остальные были согласны с тем, что оно должно быть разделено линией, равноудаленной от пяти береговых линий, Иран — с самой маленькой береговой линией — был против. Пять наций согласились на 15 миль суверенных вод в дополнение к дальнейшим 10 морским милям рыболовных районов, после которых идут общие воды. Вопрос о том, как разделить богатую углеводородами территорию недр, отложен.

Читая из документа конвенции, министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов сказал: «Методология создания государственных базовых линий будет определена в отдельном соглашении между всеми сторонами, в соответствии с этой конвенцией о правовом статусе Каспийского моря». Говоря с журналистами, Абдрахманов добавил: «Это ключевая фраза, особенно важная для наших иранских партнёров». На вопрос, опасаются ли они санкций в отношении двух крупных региональных игроков (России и Ирана), которые могут подорвать торговый потенциал Каспия, делегаты саммита ответили с прагматизмом. «Мы должны будем изучить этот вопрос, но у нас для Ирана есть возможность. Это огромная страна и огромный рынок. Мы не должны упускать эту возможность сотрудничать с ними, — сказал высокопоставленный казахстанский дипломат. — Иран — наш сосед и наш неизбежный партнёр».

При сравнении шквала реакции на Каспийскую «конституцию» из Тегерана с оценками МИД Казахстана мы наглядно видим — ни в чём иранская сторона не отошла от истины и достоверности, она сообщила своим гражданам и мировому сообществу только то, что реально произошло в Актау, и передала реальный смысл достигнутых согласований и договоров. Никаких преувеличений, никаких выпячиваний, никакой игры на «внутреннего зрителя» — по привычке, все оценки лаконичны и жёстки. Не соврали иранские представители ни в чём — впереди вопросы государственных базовых линий, вопросы деления морского дна, а это значит — и вопросы о том, быть или не быть подводным трубопроводам для прокачки углеводородов по дну Каспия.

Но признания и министра иностранных дел Ирана, и его казахстанского коллеги, и главы организации по рыболовству Ирана о том, что в итоге в определении принципа для дележа морского дна победил иранский подход, уже априори осложняет до предела попытки любой стороны, будь то прикаспийское государство или же внешние силы, настаивать на подводных трубопроводах на Каспии. И раз уж Россия согласилась с тем, что Баку и Ашхабаду придётся самостоятельно договариваться с Ираном, то мы не сомневаемся — властям Азербайджана и Туркмении, хочется этого им или нет, придётся очень часто «общаться» с иранскими и рыболовами, и экологами, и военными, и КСИР, и так далее, и так далее…

К месту это или не совсем, но мы напомним властям в Баку и Ашхабаде: если что, то им следует ориентироваться на тот факт, что, как сообщало РИА Новости 10 августа, «Иран победил в конкурсе военных водолазов «Глубина-2018» Армейских международных игр». Церемония награждения прошла на водолазном полигоне Военно-морской академии имени имама Хомейни в порту города Ноушехр в Иране. Победителей награждали начальник генштаба ВС Ирана адмирал Хабиболлах Сайяри и контр-адмирал Александр Жучков.

Представители Ирана на торжественной церемонии открытия конкурса Глубина-2018

«По итогам соревнований сборная команда Военно-морских сил Исламской Республики Иран заняла первое место, сборные Военно-морского флота Российской Федерации и сборная Военно-морских сил Венесуэлы разделили второе место. Бронзовым призёром стала команда Сирийской Арабской Республики», — говорится в сообщении.

Что ж, видно также и то, что, и явно — по инициативе Ирана и России, страны Прикаспия не намерены откладывать в долгий ящик «утряску» оставшихся нерешёнными 70% спорных вопросов по Каспию. Как сообщило 15 августа агентство «КазТАГ» со ссылкой на министра иностранных дел Казахстана г-на Абдрахманова, первое заседание рабочей группы по вопросам Каспийского моря пройдет в ноябре 2018 г. в Азербайджане. По его словам, между странами создаётся механизм регулярных консультаций на уровне внешнеполитических ведомств. Рабочая группа создаётся в целях выполнения Конвенции по правовому статусу Каспийского моря. Абдрахманов уточнил, что рабочая группа приступит к согласованию пятистороннего соглашения, в рамках которого планируется установить прямые исходные линии на Каспии. К этому ещё добавим, что, по оценке министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, Конвенция о правовом статусе Каспийского моря — «исторический документ», который «станет основой для делимитации воды».

Вернёмся к тезисам о запрете прикаспийским странам впускать вояк из внерегиональных стран на акваторию Каспия и в прибрежные районы. Как не крути, но этот запрет распространяется и на, допустим, Турцию в Азербайджане, когда турки в знак солидарности с Азербайджаном устраивают барражирование своей военной авиации в небе над Баку. Разве кому-то не понятно, что Турцию ни при какой воспалённой фантазии невозможно признать «региональной страной» Прикаспия? К тому же Анкара — полноправный и полноценный член блока НАТО.

И тут — мгновенно возвращение к словам иранского президента Роухани: «Для осуществления своих заговоров США и даже НАТО могли бы присутствовать в этих водах и разворачивать своих солдат, фрегаты, вертолёты и базы на побережье Каспийского моря…».

В любом случае инициативы Ирана в рамках Каспийской конвенции направлены не только против США, но и против НАТО, а также и отдельных стран-членов Североатлантического блока. Так что туркам, если им вздумается все годы напролёт демонстрировать на площадях или в акватории бухт Баку свою военную солидарность с Азербайджаном, видимо, вначале придётся уговаривать Иран не слишком «сильно реагировать», и т.д., и т.п. Заметим — совершенно не случайно, что именно после подписания Каспийской конвенции из России военные круги заявили, что отныне будет полновесная военно-морская база в Каспийске (Дагестанская автономная республика). И не случайно, что именно после 12 августа Казахстан вдруг стал чуть ли не гарантировать, что его соглашение с США о логистическом использовании американцами двух казахстанских портов на Каспии не будет означать, что США получат военные базы в этих портах. Ой ли? С трудом верится в то, что у Казахстана хватит решимости и мужества постоянно контролировать, как именно военные США будут пользоваться логистикой портов Курык и как раз-таки этого самого Актау (!), если это понадобится Вашингтону или же главному союзнику США по антииранской истерии — Израилю.

Хотим напомнить, что при подписании Нурсултаном Назарбаевым соответствующих документов с США, выше уже упоминавшийся глава МИД Казахстана г-н Абдрахманов заявлял в казахском парламенте, что «США планируют использовать казахстанские порты Актау и Курык для транзита специальных грузов», да ещё «с обеспечением коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию Казахстана в связи с участием США в усилиях по стабилизации и восстановлению Афганистана».

Тут самое время также напомнить о том, что именно Россия и Иран поставили под сомнение описанное решение Казахстана, а из Тегерана предупредили, что США играют активнейшую роль в переброске боевиков-фундаменталистов и иностранных наёмников группировки «Исламское государство» (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ), после их разгромов в Сирии и Ираке, с Ближнего Востока… именно в Афганистан. Кстати, на совещании в верхах Совета министров иностранных дел стран-членов ОДКБ СНГ глава МИД РФ С. Лавров открыто поставил вопрос перед официальной Астаной о передаче в логистическое использование американцам портов Курык и Актау, отметив, что неплохо бы согласовывать некоторые шкурные интересы не только с «собственным карманом», но и с интересами своих союзников по блоку ОДКБ в сфере безопасности.

Так что, на основании Каспийской конвенции, сейчас, начиная с первого заседания рабочих групп прикаспийских стран в Азербайджане, Россия и Иран выбьют от Казахстана для своих военно-контролирующих органов некие особые права и полномочия. А если Астана заупрямится и всё же захочет американских денежек — что ж, и Казахстану кое-кто напомнит, что военные водолазы Ирана в регионе первые по мастерству, а их коллеги из России — вторые. Как иногда «шутится» в некоторых анекдотах, «шаг влево, шаг вправо — шутки в сторону», так и в этом случае: кто игнорирует военное превалирование России и Ирана на Каспии, тому придётся не то что — не сладко, а очень даже горько.

Ещё 12 августа замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев жёстко заявил, что именно Россия и Иран, присутствие российского и иранского воинских контингентов на Каспии — гарантия невозможности появления военных НАТО и других внерегиональных сил на Каспии. Комментируя подписанный в Актау документ и текущую стратегическую обстановку, он подчеркнул, что «американский контингент, который находятся на территории Киргизии, носит ограниченный характер. В Каспийской акватории нет верфей для размещения боевых кораблей. Максимум, что там может пришвартоваться — это военный катер.

Кроме того, российские власти перенесли военную базу в Каспийск из Астрахани, а также территорию Каспия патрулируют ВВС России с гиперзвуковыми ракетами комплекса «Кинжал». Преувеличивать проблему не стоит. Действий России в военно-политической сфере более чем достаточно. Воды Каспийского моря патрулирует иранский эсминец «Джамаран», который является, скорее, фрегатом. С российской стороны там тоже есть фрегат «Татарстан», считающийся флагманом Каспийской флотилии». Так что Казахстану, Туркмении и Азербайджану — «домашнее задание» на ноябрь 2018-го: «зачистить» свои военные договоры с Западом, Турцией и другими так, чтобы у России и Ирана даже лёгких подозрений не возникало бы относительно того, что кто-то из второстепенных стран Прикаспия пытается завуалированно обеспечить военное присутствие НАТО или других внерегиональных стран на Каспии. В противном случае — в дело могут пойти базы Каспийской флотилии РФ, базы военно-морских сил КСИР Ирана, ну и, конечно, «чемпионские» военные водолазы Ирана и России. Указанная же «аргументация», думается, будет для Казахстана, Азербайджана и Туркмении не менее весомым фактором, чем подписанная 12 августа в Актау Каспийская конвенция.

Порт Актау

Таким образом, как и в Сирии, как и в Закавказье, так и по Прикаспию Россия и Иран действуют согласованно, учитывая взаимные интересы. Тем интересней заочная конфронтация, возникшая между российским политологом Раджабом Сафаровым и официальным представителем МИД Ирана Бахрамом Кассеми, о чём стало известно благодаря сообщению агентства IRNA от 14 августа. Как отмечает указанный ресурс, «в недавнем интервью, опубликованном зарубежным телеканалом на персидском языке, Сафаров утверждал, что после распада СССР в 1996 году иранцы отказались от права на владение 50% долей Каспийского моря». Кассеми назвал утверждения Сафарова «необоснованными и неуместными». «Сафаров никогда не был членом российской делегации на переговорах по Каспию, — заявил Кассеми. — Несомненно, высказывания и утверждения Сафарова ненадёжны, и в этот период делаются под руководством конкретных элементов и центров». Впрочем, интересно всё, что заявлял г-н Кассеми. Далее он подчеркнул, что права ИРИ не были нарушены в Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, сообщает 15 августа Mehr News. В ответ на распространённые в социальных сетях слухи о делимитации границы Каспийского моря, Кассеми добавил, что «знаковая сделка по Каспийскому морю, подписанная пятью прибрежными странами в казахском портовом городе Актау, была с трудом завоёванной дипломатической победой Ирана». Он заявил, что «пять стран подписали шесть протоколов о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью, экономики, торговли, транспорта, безопасности и береговой охраны в районе Каспийского моря». Основным же достижением Конвенции является запрет на присутствие в Каспийском море иностранных судов, как гражданских, так и военных: «Я думаю, что это поворотный момент в региональной сфере после двух десятилетий переговоров, которые заняли тысячи часов времени экспертов, руководителей, министров и глав государств, и этот день можно назвать «Днём региональной солидарности». Слухи, распространяемые некоторыми людьми, и даже некоторые цифры о потерях Ирана в связи с разделением Каспийского дна не точны. Я гарантирую иранской нации, что наша страна не была ущемлена в своих правах в Конвенции о Каспийском море, и я надеюсь, что те, кто распространяет такие слухи в социальных сетях и делают ложные заявления без логики, обоснования или точной юридической интерпретации, вместо того, чтобы беспокоить и волновать благородный народ Ирана, должны более реалистично и внимательно посмотреть на Конвенцию и более точно толковать эту Конвенцию».

Конечно, так и не совсем понятно, в чём разошлись в своих оценках россиянин Сафаров, прекрасно известный своей симпатией и благосклонностью к Ирану в самых высших сферах Тегерана, и иранец Кассеми, который точно входит в число одних из самых осведомлённых лиц в МИД Ирана. Как непонятно, что за «конкретные элементы и центры» имеет в виду официальный представитель внешнеполитического ведомства Ирана. Но вот что точно бросается в глаза, так это — более расширенное толкование г-ном Кассеми положений Конвенции об исключении иностранного присутствия на Каспии. Так запрет распространяется не только на военные, но и на гражданские суда? А это уже новость номер 2 — после новости о подписании Конвенции в Актау. Кто ж будет суда предоставлять США для перевозки по Каспию «специальных грузов» для Афганистана, из Баку в Курык и Актау и в обратном направлении? Словом, по всей вероятности, и такие нюансы предстоит разрешать рабочим группам пяти стран по Каспию. Если принять, что г-н Кассеми знает, что говорит, и отражает точку зрения своего руководства, т. е. министра Зарифа, то тогда стоит предположить, что 12 августа в Актау США и их союзникам был нанесён вроде малозаметный, но мощный удар. Три младших страны-партнёра в Прикаспии признали доминирование тандема Россия-Иран и, по сути, дали право военным силам этих держав, в случае необходимости, останавливать и досматривать любое гражданское морское судно, следующее из Азербайджана в Казахстан или Туркмению. Суммируя же всё вышеизложенное, помимо констатации факта признания Баку, Астаной и Ашхабадом «повышенного» суверенитета России и Ирана над Каспием, заявим: отныне нет сомнений в том, что никакой «Транскаспийский проект», периодически «вбрасывающийся» США в медийные поля прикаспийских стран, да и вообще стран-членов СНГ, в качестве якобы альтернативы российско-казахстанскому Каспийскому трубопроводному консорциуму (КТК), да ещё в качестве якобы начала для «Южного газопроводного коридора» (ЮГК), в угоду которому в апреле 2016-го под диктовку американцев развязывалась «четырёхдневная война» в Карабахе-Арцахе, реальностью не станет. Конвенция о Каспийском море от 12 августа 2018 г. фактически исключает возможности «игр» с каспийскими водами и морским дном для любой страны, не входящий в рамки понятия «Прикаспий».

Каспийское море. Вид из космоса

В заключение — о том, как в Иране освещалась отдельная встреча г-на Роухани с Владимиром Путиным в Актау. В сообщение агентства Fars News от 13 августа говорится: «Президенты Ирана и России Хасан Роухани и Владимир Путин на встрече в Казахстане обсудили пути укрепления двусторонних отношений и сотрудничества на региональных и международных сценах. Во время встречи, проведённой в кулуарах саммита, в котором приняли участие президенты пяти прикаспийских государств, Роухани рассказал о сотрудничестве между Тегераном и Москвой в Каспийском море как выгодном для обеих стран. «Мы должны попытаться превратить Каспийское море в море мира и дружбы и элемент дальнейшего укрепления отношений, сотрудничества и дружбы, — добавил он. — Взаимное и многостороннее сотрудничество Ирана и России в различных региональных и международных вопросах, в том числе в области региональной безопасности и борьбы с терроризмом, и ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии, имеют положительные региональные последствия, и это сотрудничество должно продолжаться до полного искоренения терроризма». Владимир Путин, со своей стороны, сослался на развивающиеся отношения между двумя странами и сказал: «Москва готова к дальнейшему развитию отношений и сотрудничества с Тегераном в областях, представляющих интерес для обеих сторон. Что касается Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), то это важное международное соглашение, и важны усилия всех сторон по сохранению этой сделки после одностороннего выхода США из неё». Так что — в плане российско-иранского взаимодействия в Прикаспии и за его пределами всё ещё впереди.

Сергей Шакарянц

Источник: ИА REGNUM

 

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба