News Stories

Приговор Младичу построен на наглой и расчетливой лжи ЕС и НАТО

uMFqq16mMyu7DtVuWuf_Ug

Бывший главком армии Республики Сербской Ратко Младич приговорен МТБЮ к пожизненному заключению. Сюрпризом это не стало: всякий, кто знает о событиях в Боснии не понаслышке, понимает, что оправдание 74-летнего генерала для НАТО и ЕС смерти подобно. Это обрушило бы идеологическую конструкцию стран Запада, выстраиваемую вот уже 25 лет.

Ратко Младич был захвачен сербским спецназом 26 мая 2011 года в селе Лазарево под Белградом и уже 1 июня доставлен англичанами на вертолете в Гаагу. Следствие и судебный процесс продолжались шесть лет. В тюрьме Младич перенес несколько инсультов и инфаркт, и до последнего момента велись закулисные переговоры о его возможном освобождении для лечения в России. Но это была не более чем иллюзия: Европа не могла позволить себе освободить Младича, поскольку это обрушило бы всю пирамиду западноевропейской мифологии, выстроенной на костях «старой» Югославии и Советского Союза.

Младича неожиданно оправдали по первому пункту обвинения – геноциду боснийских мусульман. Вторым – и главным – пунктом шло обвинение в массовом убийстве в Сребренице, которое, по мнению МТБЮ, было совершено по прямому приказу командующего армией.

Культ всея Европы

Главное, что нужно знать: информация о крупных потерях среди 28-й дивизии боснийской армии в районе Сребреницы (в широком смысле – среди всего мужского населения анклавов Сребреница и Жепа) послужила предлогом для начала бомбардировок Республики Сербской самолетами НАТО, а затем и наземной интервенции альянса в Боснию и Герцеговину. То есть события в Сребренице лежат в основании европейской мифологии о роли ЕС и НАТО в «миротворческой операции в бывшей Югославии». Если этот камешек выдернуть, возникнет масса вопросов и к НАТО, и к объединенной Европе, и к отдельным личностям, и даже к целым нациям: чем они, собственно, занимались всю первую половину 90-х годов на развалинах двух империй – советской и югославской.

Недаром за прошедшие годы Сребреница превратилась в своеобразный культ, который поддерживается не только силами мусульман Боснии и лоскутного правительства в Сараево. Жрецами этого культа стали многие западные политики, появилась целая пропагандистская «культура Сребреницы», включающая кинофильмы, театральные постановки и популярную музыку. Сербы в голливудской продукции прочно заняли место «русской мафии», и их образы столь карикатурно жестоки, что перещеголяли даже индейцев из старых вестернов. А отрицание «геноцида Сребреницы» по тяжести обвинения встало почти вровень с отрицанием Холокоста – за альтернативную трактовку тех событий вас быстро вычеркнут из «приличного общества».

Так победившая система – европейская и натовская – создала себе механизм самозащиты. Без Сребреницы и её культа не было бы и вторжения НАТО в бывшую Югославию, потому оправдание интервенции, даже восхваление ее («мы остановили геноцид») – обязательный элемент европейского политика. Если не будет обвиненных сербов (нации в целом и отдельных представителей), европейцам придется ответить за собственные проступки. Особенно за создание системы давления на непокорные народы, в первую очередь сербов и русских.

При таком раскладе у Ратко Младича не было шанса на правосудие – хотя бы такое, как для мусульман, хорватов и албанцев. Это стало окончательно ясно после того, как МТБЮ приговорил к пожизненному заключению генерала Здравко Толимира, обвинив его в так называемом совместном преступном деянии (этот «состав преступления» специально изобретен в Гааге для сербов), целью которого якобы было «уничтожение мусульманского населения анклавов Сребреница и Жепа». Генерал Толимир скончался в тюрьме города Схевенинген 9 февраля прошлого года. За него не заступились даже французы – сбитых летчиков «Миража» он лично освобождал из плена как начальник разведки сербской армии.

Теперь настала очередь Младича – очередной жертвы на алтарь сребреницкого культа, чтобы жили да здравствовали НАТО и объединенная Европа.

Кошмар перед Рождеством

События 10–12 июля 1995 года в Восточной Боснии в Европе описываются как сознательное уничтожение мусульманского мужского населения анклава Сребреница общим числом до 10 тысяч за два дня с целью этнической чистки. Вина за это возлагается на боснийских сербов под командованием генералов Ратко Младича, Здравко Толимира и Радислава Крстича (он же Одноногий; в 1994 году Радислав наступил на мину, а в 2010 году в британской тюрьме на него напала с ножами группа заключенных-мусульман).

Это вранье, пусть век Шенгена не видать.

В начале 1992 года боснийские регулярные части под командованием Насера Орича захватили Восточную Босну и создали анклав размером в 900 квадратных километров с центром в Сребренице. Из анклава бежало все выжившее сербское население, но войска Орича терроризировали всю округу, буквально вырезая сербские села. Особенно им нравилось делать это на православные и сербские праздники – Петровдан, Джурджевдан. На Рождество 1993 года бошняки вырезали село Кравица, а заодно разрыли могилы на средневековом кладбище. Самому младшему из погибших было 4 года, самой старшей – 84. Кравица и окрестные села Ежештица и Шильковичи пережили ровно то же самое в далеком 1944 году.

Люди Орича считали это доблестью, среди них стала популярной песенка в стиле местного этнорока под названием «Кто идет на Рождество в Кравицу?».

Международное сообщество полностью проигнорировало и бойню в Кравице, и этническую чистку в Восточной Босне вообще, которой аскеры Орича развлекались два года. Некоторое шевеление случилось только тогда, когда бошняки вышли на границу «большой» Сербии и обстреляли пограничный городок. И до сих пор международные правозащитные организации упорно занижают число жертв среди мирного сербского населения Восточной Босны и критикуют даже проведение ежегодной религиозной панихиды в Республике Сербской (РС).

У сербской армии нашлись силы прекратить все это только летом 1995 года на пике наступательной активности. Армия РС, в отличие от противника, испытывала хронический недостаток живой силы, ее части были разбросаны на большой территории в гористой местности и не могли осуществлять наступательные действия одновременно на всех фронтах от Бихача до Сараево. Восточная Босна оставалась на периферии войны, потому и превратилась к середине 1995 года в одну большую сербскую могилу.

С подачи президента США Билла Клинтона этот анклав был объявлен Совбезом ООН «зоной безопасности», туда был переброшен голландский батальон в 600 человек со стрелковым оружием и на белых БТР. Помимо прочего, они должны были разоружить бошняков, чтобы создать «демилитаризованную зону», как того требовала резолюция Совбеза, но даже пальцем не пошевелили.

В начале апреля 18 старших офицеров 28-й дивизии боснийской армии (то есть гарнизона анклава), включая самого Орича, убыли на вертолете в Тузлу и далее в Зеницу и Сараево «для обучения на офицерских курсах». Очень вовремя. Оричу это спасло жизнь, и он до сих пор пьет в одиночку в своей квартире в Сараево, периодически попадая в каталажку за стрельбу в пьяном виде. МТБЮ тоже арестовывал – дважды. И дважды оправдывал. Французский генерал Филипп Морийон искренне заявлял, что именно действия Орича и его солдат спровоцировали все последовавшие события, но это подрывало мифологическую пирамиду, потому француза освистали, а Орич был оправдан по всем пунктам, кроме одного – «неприятие мер по предотвращению убийства сербских пленных», за что получил два года. Это само по себе трогательно – два года условно за массовое убийство пленных.

Обратно в Сребреницу с «офицерских курсов» тогда вернулись только два боснийских офицера – Рамиз Бечирович и Эюп Голич. Именно эти двое осуществляли руководство 28-й дивизией и ответственны за ее разгром. Командование сербского Дринского корпуса изначально не собиралось захватывать весь анклав, а ставило целью потеснить мусульманские части до такого состояния, чтобы прекратить их набеги на окрестные сербские села. Операция переросла в захват анклава сама собой, поскольку 28-я дивизия никакого сопротивления не оказала. Бечирович и Голич просто растерялись, в какой-то момент бросили оборону и начали хаотично отступать.

Сербские танки спокойно продвигались вглубь по двум горным дорогам, удивляясь происходящему. Сербы останавливались, обыскивали брошенные машины, ели яблоки, найденные в багажниках, пили местное вино. Боестолкновения длились считанные минуты. Где-то в лесу слышались автоматные очереди – и все. «Ожесточенных боев» за Сребреницу, о которых теперь говорят в Европе, не было вовсе.

Листая старую тетрадь

Сейчас в МТБЮ в ходу так называемые дневники Младича – 18 тетрадей общим объемом в 3500 листов, изъятые во время обыска у жены генерала Босы Йедич. Их подлинность – предмет споров: Боса при изъятии расписалась на последнем листе каждой из них, но не на каждом листе в отдельности. Ведение дневников для офицеров старой югославской армии в качестве дополнительной документации было нормальным явлением – эту традицию им привили романтично настроенные французы во время Первой мировой войны. И именно из этих текстов психологи МТБЮ сделали вывод, что Младич был «одержим» идеей уничтожения мусульманского населения. Приводят цитату:

«Мы ничего не выиграем, если убьём 50 тысяч мусульман. Нашим истинным приоритетом является избавление от мусульманского населения» (заменяя их сербами и хорватами)».

В сербской армии было достаточно фанатиков, особенно среди парамилитарных подразделений, состоявших в том числе из тех, чьи семьи убили люди Орича. Но – не Младич. Его отца, партизанского командира армии Тито в Северной Босне, убили хорватские усташи, а не мусульмане. Он человек деятельный, энергичный и нервный, однако не фанатик.

Но что же тогда случилось в Сребренице?

По одной из популярных в Боснии трактовок, 28-я дивизия разбежалась не просто так, а понадеявшись на европейцев. Якобы командование НАТО и лично Клинтон обещали президенту Алие Изетбеговичу защищать «демилитаризованные зоны» до последнего голландца, француза и украинца – украинский контингент стоял в соседней Жепе и вел себя на редкость отважно (это были выходцы из еще советской армии). Якобы именно поэтому Бечирович и Голич не стали оборонять Сребреницу, а побросали автоматы, переоделись в гражданское и сбежали в Поточари (родное село Орича), организовав там «лагерь беженцев», но европейцы, Клинтон и НАТО их банально кинули. Это неприятно осознавать, если ты работаешь в Брюсселе или в Страсбурге.

Итак, 28-й дивизии больше нет, но есть голландцы. Их честно предупредили – не лезьте. В ответ они принялись «пугать» сербскую армию (этот глагол официально используется в документации Королевской армии и материалах МТБЮ), то есть начали стрельбу поверх голов. Сербы смеялись и стреляли голландцам под ноги.

Один раз миротворцы попробовали выслать белый БТР, но его обстреляли из пулемета, пригрозив издали гранатометом, после чего отступил и он. В конце концов, голландцы забастовали и отказались что-либо делать, уж тем более – воевать. Их командир пытался связаться с французским генералом Эрве Гобийаром – командующим 11-й парашютно-десантной дивизией и округом «Сараево», он плевать на все хотел, поскольку еще не отошел от событий на мосту Врбаня.

В конце концов, над одной из колонн сербских танков появились два французских «Миража». Кто-то умный из сербских офицеров на плохом французском пообещал по рации перестрелять бастовавших голландцев, и французы улетели обратно в Италию.

К вечеру 11 июня голландцы заперлись на ферме в Поточари, которая была их штаб-квартирой. Вокруг них стараниями Бечировича и Голича образовался лагерь беженцев ориентировочно в 20–25 тысяч человек. Кто-то пробился на территорию фермы, кто-то прятался по соседним полям, кошарам и заброшенным фабрикам. Командование сербской армии этому было не радо. В конце концов Младич, Крстич и Толимир (переговоры с ооновцами вел Толимир, с местными жителями – непосредственно Младич) убедили представителей ООН, что беженцев нужно эвакуировать.

В итоге 22 тысячи человек – женщины, дети и старики – были организованно эвакуированы в Тузлу на сербских автобусах именно по настоянию Младича. Суммарно ВОЗ зарегистрировала в Тузле и Сараево 35 632 беженца из Сребреницы. Их никто пальцем не тронул.

Тем временем 28-я дивизия все еще не собиралась разоружаться, но и воевать не хотела. Под ружьем оставалось 5 тысяч человек, которые (видимо, Бечирович) родили план: сформировать колонну и организованно отступить от Поточар через леса в сторону Тузлы. К десяти часам вечера 11 июля колонна в составе 5 тысяч солдат и еще примерно столько же невооруженных мужчин (бывшие солдаты, местные жители, семьи мусульманского актива) ушла в лес.

Больше ее никто не видел.

За первой же горой в лесу колонна напоролась на сербов. Невооруженные люди разбежались по лесам и в течение нескольких дней выходили к Тузле, обходя сербские блокпосты. Остатки 28-й дивизии приняли бой и были уничтожены. МТБЮ утверждает, что сербы, особенно парамилитарные части (например, отряд «Скорпионы») и военная полиция, еще несколько дней отлавливали по лесу и расстреливали всех мусульманских мужчин и мальчиков в возрасте от 10 до 65 лет, закапывая их в братских могилах. Никто, собственно говоря, этого не отрицает – было. Имеются видеоподтверждения. Но это совершенно не похоже на спланированный геноцид, «сознательное уничтожение мусульманского населения Сребреницы и Жепы» и все тому подобное, прописанное в приговоре МТБЮ. Но предлагается так думать.

Переходим к игре цифрами. Мусульманские источники утверждают, что до Тузлы добрались от 5 до 10 тысяч человек. Это означает, что колонна изначально была гораздо больше, но цифру в 5 тысяч вооруженных не отрицает никто. При этом Алия Изетбегович еще до начала сербского наступления на Сребеницу говорил Клинтону, что «четники убьют 5 тысяч мусульман». Как в воду глядел. Столько и насчитали в итоге.

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • В разных концах Сербии поднимает голову сепаратизм

    Запад шантажирует Сербию угрозой распада Активность сепаратистов в Сербии стала возрастать после того, как позиция руководства Сербии по косовскому вопросу утратила прежнюю недосказанность и зазвучала ясно: по статусу Косово мы готовы вести переговоры, но сдавать Косово не будем, там живут сербские граждане, которых мы готовы защищать. Одновременно активизировалось взаимодействие Белграда с Москвой, в том числе

  • Сербии грозит новый распад

    На Балканах опять говорят о новой войне и новом кровавом переделе. Делить при этом собираются в основном Сербию, а там уж «как получится». Большинство этих разговоров так разговорами и останется. Но на фоне взрывоопасного обострения обстановки в Косове следует вспомнить, какими еще регионами рискуют расплатиться сербы за попытки стать «своими» для Запада. Признав очевидное –

  • В лице Караджича судили всех сербов

    Первый президент Республики Сербской упрятан в тюрьму до конца жизни 20 марта так называемый Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (МОМУТ), сменивший МТБЮ, отклонил апелляцию бывшего лидера боснийских сербов Радована Караджича на обвинительный приговор, вынесенный по его делу. Упомянутый Механизм, наоборот, ужесточил наказание, заменив 40 лет лишения свободы пожизненным заключением. В день оглашения приговора произошёл незначительный,

  • Армия Сербии переведена в состояние полной боеготовности в связи с ситуацией в Косове

    Такие меры власти Сербии предприняли после того, как косовские спецназовцы ворвались в Центр экологии и развития в Зубин-Потоке, а также заняли водохранилище и ГЭС Сербия не потерпит агрессию в отношении сербского народа в Косове и Метохии. С таким заявлением выступил в субботу перед журналистами в кабмине страны глава Канцелярии по Косову и Метохии при правительстве

  • Фигура нового премьера Сербии пугает отнюдь не принадлежностью к ЛГБТ

    В четверг сербский парламент утвердит премьер-министром открытую лесбиянку Ану Брнабич, что для Балкан, мягко говоря, в диковинку. Утвердит, несмотря на опасения патриотической части общества. И дело совсем не в сексуальной ориентации: в биографии Брнабич слишком много связей с западными лоббистами, фамилии которых говорят сами за себя. Президент Сербии Александр Вучич был вынужден выступить с телеобращением к нации

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба