News Stories

Джентльменам удачи надо верить на слово: кого и как США решили сделать козлом отпущения

1iiq7XK77xI

«… Читая этот последний доклад, Браун понимал, что оказался в гуще событий, сравнимых по масштабу с его детскими фантазиями. Псевдомимивирус 18 июля и реклама на футбольном матче вместе составляли невероятно точно построенный тест, испытание новой концепции оружия. Если такое оружие будет развернуто, по сравнению с ним Чума Восхода покажется просто дурацкой игрушкой. Как минимум — биологическое оружие станет наносить столь же точные и внезапные удары, как пули и бомбы: исподволь заразить население случайно распространяющейся болезнью, совершенно необнаружимой, а потом — бах! — слепота, увечье, смерть, единичные — от электронного письма, или миллиардами — от широковещательного сообщения, причем все это настолько быстро, что не успеют никакие «защитные меры».

Будь Браун человеком из ЦЗБ, такое открытие дало бы сигнал тревоги всем организациям здравоохранения Индо-Европейского Альянса, а также Центру по борьбе с заболеваниями в Америке и Центру профилактики заболеваний в Китае.

Но Гюнберк Браун не был эпидемиологом. Он был сотрудником тайной службы — слишком параноидальным, даже для этой работы. Учения проводились под его личным контролем, и сделать так, чтобы новость не распространилась, ему было просто. Тем временем он задействовал своих людей в Разведке ЕС и Индо-Европейском Альянсе. Через несколько часов он уже вовсю работал в нескольких проектах.

Браун привлек лучшего эксперта по культам в индоевропейской разведке и вывалил ей все факты. Добрался до сведений военной разведки Альянса по Центральной Африке и государствам-изгоям на периферии современного мира. Нашлись четкие указания на происхождение псевдомимивируса 18 июля. Эти исследования уже не были биологическими, но аналитики Брауна очень походили на лучших аналитиков ЦЗБ, только они были умнее, их было больше и у них были куда более глубокие источники. И даже при этом им все-таки повезло: за следующие три дня они смогли сложить два и два (и еще два, и еще два, и еще два…) Так что в конце работы Гюнберк Браун уже имел достаточно четкое понимание, кто стоит за этим испытанием оружия.

И впервые в жизни Гюнберку стало по-настоящему страшно».

Вернер Видж «Конец радуг»

Едва ли не крупнейший ныне живущий фантаст Вернер Видж в 2006 г. опубликовал роман «Конец радуг». В романе одной из главных сюжетных линий была пандемия, вызванная комбинацией микровируса и воздействия на определенные группы населения тщательно подобранного интернет-контента.  Сегодня ни один серьезный эпидемиолог не сомневается в реальности и опасности COVID-19, чреватым не только серьезным ухудшением здоровья у определенных групп заболевших, но и летальными исходами.

Едва ли не лучшим и понятным далеким от медицины людям объяснением происходящего с позиций вирусологии является мнение пульмонолога с мировым именем, академика РАН Александра Чучалина.  Применительно к эпидемии коронавируса специалистами, далекими от теории заговора, и предположений, что Билл Гейтс – это агент Сатаны, который через вакцинацию стремится уничтожить 80% населения планеты, все чаще употребляется термин «инфодемия». Вот как об этом пишут респектабельные «Ведомости».

«Подобной паники, подобной острой реакции на информационную атаку, вызванную коронавирусом, не было ни во времена пандемии птичьего гриппа H1N1, ни эпидемий свиного гриппа и тяжелого острого респираторного синдрома (SARS, родственника нынешнего коронавируса). Но, конечно, и такого всеобъемлющего распространения, как нынешняя, предыдущие инфекции не получили.

Причина инфодемии – гораздо более скорого, нежели самого вируса, распространения информации и дезинформации, его касающейся, – в том, что благодаря социальным сетям и новой конфигурации мировой информационной среды мы знаем о нем чрезвычайно много. В современном мире сама информация распространяется вирусно. Модель распространения «фальшивых новостей» (фейков), мемов в социальных сетях, слухов в телеграм-каналах на самом деле не что иное, как модель распространения заразной болезни. Американский исследователь Дуглас Рашкофф даже посвятил этому явлению книгу – «Медиавирус».

Однако, на мой скромный взгляд, дело обстоит гораздо более серьезно, и тема относится не столько к компетенции главного государственного санитарного врача. Руководителя Роспотребнадзора, сколько к вопросам Совета безопасности РФ.

Ни один серьезный аналитик, не говоря уже о профессионалах-вирусологах, не рассматривает эпидемию COVID-19 как фейк или многократно преувеличенную угрозу, под предлогом которой по всему миру осуществляется ударными темпами строительство глобального цифрового концлагеря под управлением искусственного интеллекта. При этом, сегодня уже никто не возьмется оспорить тот факт, что эпидемия коронавируса используется как причина глобального, а в долгосрочной перспективе терминального, кризиса мировой системы капиталистического хозяйства. Это называется, форс-мажор, соответственно никто не виноват, а крупнейшие банки и корпорации должны получить миллиардную помощь, чтобы выжить.

Однако серьезный подход к коронавирусу не должен мешать выявлению необычных аномалий и странностей, сопровождающих эту мировую напасть. Коротко выделим главные.

Странность первая – масштабы. Эпидемия «испанского гриппа» в 1918-1919 годах унесла от 50 до 100 млн человек или от 2,7% до 5,3% жителей Земли.  Всего же переболела треть тогдашнего населения планеты или 500 млн человек. Азиатский грипп 1959 года унес по всему миру 1,1 млн человек.  Гонконгский грипп 1968 года также привел к смерти более 1 млн человек. Относительно недавний свиной грипп 2009 года унес жизни примерно 600 тыс. человек, а, например, в США им переболел 61 млн человек.  Ни в одном их приведенных случаев не останавливалась экономика, не разрывались логистические цепочки, не прекращалась социальная и политическая жизнь. По состоянию на сегодняшний день COVID-19 заболело примерно 3,5 млн человек, а умерло по все планете примерно 250 тыс. человек, причем темпы медленно, но начали снижаться (при официальных подсчетах количества заболевших неангажированные медицинские статистики обращают внимание, что зачастую причина устанавливается в согласии с весьма неточными тестами и даже на глазок). В общем доля умерших от COVID-19 составляет на начло мая 0,00318% от населения планеты.

Странность вторая – неопределенность. Коронавирус, его происхождение, причины, течение болезни, последствия, возможность повторного заражения обсуждаются глобальным эпидемиологическим сообществом как минимум три месяца.  При этом надо иметь в виду, что сам по себе коронавирус у летучих мышей стал предметом пристального, хорошо финансируемого изучения медиками и генетиками многих стран еще с нулевых годов, и не является какой-то диковиной, чем-то из ряда вон выходящим.

Если отдельно анализировать академическую медицинскую периодику и контент ведущих серьезных медиа, не говоря уже о «желтой» прессе, то сразу бросаются в глаза не только различия в тоне, но и характер высказываний. Для серьезных эпидемиологов в России и Америке, Европе и Китае COVID-19 не представляет собой неразрешимую загадку. Им хорошо известны методы, позволяющие еще на ранней стадии оказать серьезную помощь организму, а также препараты, облегчающие течение болезни. Некоторые из этих методов, кстати, были разработаны еще в последние годы СССР, в том числе под руководством уже упоминавшегося академика Чучалина.

На этом фоне провокационными и безответственными выглядят не только фейкопроизводящие сайты, но и ведущие мировые медиа, поражающие читателей и зрителей одним кошмаром, страшнее другого. Причем буквально на следующий день уже использованная страшилка забывается и в ход идет новая. Удивительно, но факт, в мире существует лишь два профессиональных и беспристрастных ресурса, занимающихся регистрацией публикаций ведущих СМИ по теме коронавируса и их фактчекингом. Оба ресурса относятся к немецкоговорящей части интернета.

Странность третья – неадекватность политических лидеров. Об этом парадоксе я уже писала ранее. Поэтому отмечу лишь двух чемпионов – искушенную, опытнейшую Ангелу Меркель и специалиста по форс-мажорам, любителя Twitter и полемики Дональда Трампа. Меркель неоднократно пугала сограждан десятками миллионов немцев, которые неизбежно заболеют коронавирусом, а Трамп считал возможную смерть «только 120-200 тыс. американцев» своим личным успехом и достижением администрации.

Примеры можно приводить еще и еще, но сути они не меняют. Вместо того, чтобы спокойно на регулярной основе информировать граждан о том, что государственные корабли, хотя и испытывают серьезные угрозы, тем не менее идут выверенным курсом и обязательно придут при соблюдении общенациональной солидарности к победе над COVID-19, руководители либо отделываются общими фразами, либо в течение буквально недели меняют точку зрения на противоположную.

Странность четвертая – полное отсутствие международной солидарности. Даже в годы Холодной войны в XX веке эпидемиологи СССР и США, Варшавского договора и НАТО работали сообща и в контакте по преодолению опасных эпидемиологических заболеваний. В условиях конкурентного соревнования случалось, что советские газеты обвиняли американцев в изобретении СПИДа, а заокеанские СМИ публиковали репортажи о разработке в СССР новых штаммов чумы. Однако это были не более чем одиночные, строго дозированные наступательные операции холодной войны, которые не мешали реальному сотрудничеству. Сейчас же происходит обратная ситуация. США и Китай обмениваются обвинениями в распространении COVID-19. Причем администрация Трампа всерьез пытается создать коалицию по предъявлению Китаю счета за нанесенный американской экономике ущерб. Представить себе такое между СССР и США в XX веке было бы невозможным.

Странность пятая – аномалии. Приведу статистику по нескольким странам, где экономика не останавливалась, а социальная жизнь имела внятные, понятные минимальные ограничения для населения. Тайвань: население примерно 24 млн человек, заболело менее 19 тыс. человек, умерло 6 человек. Первые случаи имели место еще в феврале. При этом страна даже не ограничивала авиасообщение с Китаем, за исключением Ухани. Южная Корея: население примерно 52 млн человек, заболело 209 тыс. человек, умерло 252 человека. Япония: 127 млн человек, заболело 120 тыс. человек, умерло 510 человек. Беларусь: 9,5 млн человек, заболело 16,7 тыс. человек, умерло 99.

Отдельно стоит сказать о лагерях сирийских беженцев в Турции и Иордании. В этих лагерях работают десятки врачей-добровольцев, в основном из стран ЕС. Они внимательно следят за эпидемиологической обстановкой. То, что они сообщают, вызывает буквально оторопь. На почти 5 млн беженцев зарегистрировано лишь несколько случаев заболевания. Хотя, казалось бы, лагеря должны были превратиться буквально в могильники и соответственно самые ужасающие кадры в интернете должны были бы фиксировать не благодатную Ломбардию, а пустынную южную Турцию.

В последние годы тема информационных войн стала максимально популярной не только среди специалистов, но и широкой публики. Как правило выделяются два поколения информационных войн. Информационные войны 1.0 – это старые добрые агитация и пропаганда, использующие новый интернет-инструментарий и направленные на эрозию или перемену убеждений. Информационные войны 2.0 – это детище объединения бихевиористской психологии, больших персональных данных и подталкивающих к тому или иному поведению интерфейсов. Информационные войны 2.0 имеют дело не с убеждениями, идеалами, мышлением, а с инстинктами, привычками и стереотипами.

Сейчас на наших глазах в глобальном масштабе реализуется принципиально новый инструментарий психосоматических войн. Он лишь частично имеет отношение к информационным, а в значительной степени к вполне физическим, материальным войнам.

Человек только для ученых делится на психику и соматику, на материальное и идеальное, на физическое и психическое. Человек – един. Соответственно технологически точное воздействие на тело может породить незаживающие душевные раны, а информационное воздействие, как в романе Виджа «Конец радуг», привести к физическим болезням и даже терминальным эпидемиям.

В тридцатые годы XX века знаменитый канадский эндокринолог Ганс Селье сначала выдвинул гипотезу, а затем доказал ее на множестве полевых исследований, создав теорию стресса. В семидесятые годы XX века лидирующие позиции в исследовании стресса заняли советские ученые и прежде всего Л.А.Китаев-Смык, разработавший системную теорию стресса.

Стресс — это совокупность физиологических и психологических реакций организма на определенный стимул — так называемый стрессовый фактор.

Влияние стресса на организм может рассматриваться как процесс, состоящий из нескольких этапов, последовательно сменяющих друг друга:

Стадия мобилизации: происходит всплеск энергии, сердце начинает биться чаще, дыхание становится поверхностным, артериальное давление повышается, усиленно выделяется адреналин и другой «гормон стресса» — кортизол. Это в некотором смысле «первобытная» реакция, которая готовит организм к выполнению команды «бей или беги».

Стадия сопротивления: первый шок проходит, выработка гормонов несколько снижается (но все еще выше нормы), однако организм продолжает пребывать в состоянии повышенной готовности.

Стадия истощения: если организм чрезмерно долго находится в состоянии стресса, то его защитные механизмы неизбежно дают сбой. Физические и эмоциональные ресурсы заканчиваются. Все это может привести к негативному влиянию на работу иммунной, нервной, пульмонологической, сердечно-сосудистой и других систем организма. В небольших дозах стресс (эустресс) может быть полезен для организма и играть мобилизующую роль для воли, мышления и других видов психологической активности.

Стресс, превышающий адаптивные способности человека, называется отрицательным стрессом или дистрессом. Дистресс деструктивен, и особенности у него совсем другие:

— как хроническая, так и острая форма течения;

— подавление, снижение производительности труда;

— утрата способности к адаптации к окружающему миру;

— физиологическое недомогание на фоне негативных эмоций;

— развитие соматических и психических заболеваний.

Причины дистресса: серьезная угроза жизни и здоровью, длительные конфликтные ситуации, потеря доходов, тяжелая болезнь близкого человека и т.п.

Фактически стресс, наряду с феноменом плацебо-ноцебо, базируется на единстве психики и соматики, идеального и материального. На основе этого единства информационные факторы негативно действуют на физиологию, вызывая серьезные сбои, болезни и даже смерти. Современная наука в результате обобщения огромных массивов экспериментального материала признала, что реакции личности или групп, возникающие в процессе их взаимодействия с информационными факторами, могут привести к резкому снижению адаптационного потенциала человека и развитию патологических процессов, вплоть до летальных.

Согласно данным науки о стрессе, наиболее глубокий стресс и воздействие информационных факторов на соматику вызывается в условиях постоянно растущей неопределенности в комбинации с угрозами жизни, особенно на фоне катастрофических событий. Несложно заметить, что данная триада идеально описывает нынешнюю ситуацию с коронавирусом. Среднестатистический гражданин находится в состоянии умело поддерживаемой медиа неопределенности, убеждении на фоне выступлений различных авторитетных лиц в смертельной опасности именно для него коронавируса. И все это – на фоне безденежья или стремительно уменьшающейся подушки безопасности.

Как известно человек метафорически имеет три мозга: древнейший мозг ящера, мозг животного и собственно человеческий мозг. Мозг ящера реагирует на внешнюю среду только тремя типами поведения: бегством, оцепенением и нападением. Мозг животного – это эмоциональный мозг, который реагирует на изменения внешней среды, а также на различные угрозы реактивно, т.е. действие в ответ на стимул. Наконец, человеческий мозг позволяет осуществлять поисковую активность, противостоять страху, принимать сознательнее решения и т.п.

В условиях стресса у подавляющей части населения срабатывает первый, реже второй и уж совсем редко третий мозг. Человек чувствует себя в безвыходной ситуации, от которой не сбежишь и соответственно запускает по максимуму негативные эмоции, особенно сильные в условиях социальной изоляции и ограничения физической активности.

В результате адаптивный потенциал человека стремительно истощается и запускаются паталогические физиологические процессы. Мощнейшие удары наносится по сердечно-сосудистой, эндокринной, пульмонологической (легочной), иммунной и желудочно-кишечной системам организма. Длительное, более двух-трех недель, воздействие стресса вызывает глубокий дистресс, чреватый не просто обострением уже имеющихся заболеваний, но и инфарктами, инсультами, тяжелыми легочными заболеваниями и т.п., вплоть до летальных исходов.

Согласно статистике, собранной во многих странах мира, в том числе и в России, в любых, даже самых тяжелых условиях 12-20% людей сохраняют самообладание и способность действовать четко и решительно в соответствии с ситуацией.  Примерно у 60-75% длительный стресс вызывает не только панические атаки и фобии, но и ведет к соматическим заболеваниям различной степени тяжести.

В рамках спланированных и осуществленных психосоматических операций люди гибнут как на обычной, традиционной войне с использованием огневого, поражающего оружия. Только эта гибель проводится в рамках медицинской статистики, как смерть от тех или иных заболеваний, в первую очередь от перечисленных выше.

Источник: hrazvedka.ru

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба