News Stories

Игра Трампа «на обострение» лишь демонстрирует бессилие США

org_lxkf854

За последние недели Вашингтон инициирует военно-политическое обострение по третьему направлению подряд. После ракетного удара по сирийской авиабазе и взвинчивания отношений с КНДР очередь дошла до Ирана. У Трампа наверняка есть причины для подобных действий, но главным итогом происходящего становится дальнейшее размывание однополярного мира.

После небольшого перерыва новая администрация США вернулась к своему изначальному приоритету: Иран – враг общества номер один.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что ядерная сделка с Ираном провалилась, а политика стратегического терпения оказалась «неудачным подходом». Кроме того, он назвал Иран «ведущим спонсором терроризма в мире».

С одной стороны, в этом ничего нового. Жестко негативное отношение к Ирану Трампа и его команды известно давно. С другой, чем дальше, тем более двусмысленная ситуация складывается в этой связи для администрации США.

Дело даже не в том, что Дональд Трамп чрезвычайно быстро нарушил свои предвыборные обещания не заниматься свержением режимов и насаждением демократии на других концах света. Это проблема его отношений с американскими избирателями.

Куда важнее, что последние сильные – и силовые – телодвижения американской администрации начинают выглядеть все более странно в глазах наблюдателей, включая третьи страны. Еще немного, и они начнут производить противоположный задуманному эффект.

Причины резкой активизации Дональда Трампа на внешнеполитической арене называют разные: от необходимости сбить волну антитрамповской информационной кампании до желания усилить свои позиции в отношениях с ключевыми великими державами. В частности, многие наблюдатели отмечали, что совпадение запуска ракет «Томагавк» по сирийской авиабазе и визита Си Цзиньпина в США выглядит не случайным и похоже на попытку давления на Пекин.

Как бы то ни было, последние недели ознаменовались последовательным обострением ситуации со стороны Вашингтона сначала с Сирией, затем с КНДР и наконец – с Ираном. При этом в первых двух случаях демонстративно использовалась военная составляющая. Если в случае с ракетной атакой на авиабазу Шайрат опасения по поводу возможного военного столкновения США и России развеялись очень быстро, то в случае Кореи возникла масштабная, почти истерическая реакция по поводу почти неизбежной ядерной войны.

Проблема для Трампа может возникнуть в связи с тем, что оба обострения закончились, по сути, ничем. Впечатляющий ракетный удар по сирийскому военному объекту подтвердил, что американская армия является самой сильной в мире, однако в итоге выяснилось, что авиабаза получила минимальные повреждения и менее чем через сутки полностью восстановила свою работу. Политические же последствия произошедшего нивелировала Россия, заблокировав антиасадовскую резолюцию в Совбезе ООН.

С КНДР получилось еще более показательно. Туго закрученная пружина обострения закончилась тем, что Пхеньян и на йоту не уменьшил свою воинственную позицию, зато появились объяснения, что ударная группа ВМС США вовсе не направлялась к берегам Корейского полуострова. Что касается политических последствий обострения, то тут вновь Россия перекрыла планы США по осуждению КНДР в Совбезе ООН.

Возможно, Трамп и его администрация в обоих случаях успешно решили те или иные тактические задачи, стоявшие перед ними, например, в связи с отношениями с Китаем. Однако в целом для мира ситуация и с Сирией, и с КНДР представила Штаты в не слишком выгодном свете и может быть описана двумя сакраментальными выражениями: «замах на рубль, удар на копейку» и «а потом пришел лесник», где в роли лесника выступила Россия в Совбезе ООН. Это, очевидно, не лучшее для репутации мирового гегемона и глобальной сверхдержавы положение.

Теперь же, не успев развязаться с Сирией и КНДР, Белый дом инициирует обострение по третьему – иранскому – направлению, и нет особых сомнений, что результаты будут аналогичными. Иран и сам за себя постоять может, и при необходимости Россия окажет ему необходимую политическую поддержку, что вполне прозрачно заявляется Москвой.

Таким образом, за короткий отрезок времени имеют место три подряд военно-политических обострения, по результатам которых мировая сверхдержава, несмотря на применение силовой составляющей, выглядит не способной добиться поставленных целей. Причины действий и цели американской администрации в текущих событиях можно обсуждать. Однако вне зависимости от планов и намерений Белого дома происходящее укладывается, в первую очередь, в объективную, глобальную и уже далеко не новую тенденцию распада однополярного мира.

Ирина Алкснис

Источник: Взгляд

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Кто и почему сорвал миссию Абэ в Тегеране

    К обострению ситуации в Оманском заливе Когда президент США Дональд Трамп обвинил Иран в атаке на танкеры в Оманском заливе, CNN следующим образом комментировало ситуацию: «Что именно произошло, относительно понятно: два танкера подверглись нападению в тот момент, когда они проходили по этому оживленному стратегическому морскому пути. Однако объяснить, почему это произошло, и кто за этим стоит, гораздо сложнее —

  • «Не намерены сдавать позиции»: почему в Пентагоне считают необходимым продолжать поставки оружия на Ближний Восток

    Соединённые Штаты не должны сокращать объёмы поставок оружия странам Персидского залива, прежде всего Саудовской Аравии и ОАЭ. Об этом заявил и. о. главы Пентагона Патрик Шанахан, отметив, что в случае отказа США продавать вооружения эти государства могут обратиться к России и Китаю. Слова Шанахана прозвучали на фоне продолжающегося противостояния между конгрессом и Белым домом по

  • Выборы в Парламент РЮО VII созыва

    В воскресенье в Южной Осетии прошли выборы депутатов парламента. В республику прибыли десятки международных наблюдателей, в том числе из Италии, Японии, Бельгии, Германии, Финляндии и Чехии. Президент Анатолий Бибилов принял представителей иностранных государств, во встрече также принял участие министр иностранных дел республики Дмитрий Медоев. «Очень важно показать миру, что Южная Осетия – демократическое государство и

  • С каким акцентом Маас заговорит с Ираном

    Европейским или американским? Немецкий министр иностранных дел Хайко Маас совершает поездку на Ближний Восток. Она началась с Иордании и Объединенных Арабских Эмиратов, завершится переговорами в Тегеране. В этой связи официальный представитель МИД Германии Мария Адебар особо выделила Иран, а точнее, намерение Мааса «обсудить роль Тегерана в беспокойном регионе и ядерное соглашение 2015 года. Напомним, что это первая поездка немецкого

  • «Американофобия» в политике: почему азербайджанский SOCAR отвернулся от Ирана

    Сложившиеся ближневосточные политические реалии таковы, что внимание мирового сообщества концентрируется не на Сирии, а на Иране. Подобная ситуация невыгодна, например, туркам, американцам и саудитам. Однако есть два серьезных региональных игрока, для которых именно этот расклад дает возможность укреплять свои позиции и интересы на Ближнем Востоке. Зафиксированное в последнее время отвлечение внимания мирового сообщества от сирийских

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба