News Stories

Ждать ли быстрого урегулирования по Карабаху? Как не попасть в «ловушку сиюминутности»

16897437

Рисковать своей популярностью ради абстрактных идей «мира и демократии» прагматично ориентированные армянские и азербайджанские государственные деятели и дипломаты, скорее всего, не будут.

С началом 2019 года активизировались дискуссии по поводу перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Одна за другой выходят публикации, в которых авторы предсказывают скорую развязку многолетнего этнополитического противостояния.

Называются даже возможные сроки дипломатической сделки по районам, прилегающим к территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области.

Но насколько обоснованы такие ожидания? И можно ли считать договоренности, к которым гипотетически могут прийти представители Баку и Еревана при помощи Минской группы ОБСЕ, прочным фундаментом для мирного решения?

Ловушки сиюминутности

Любые предположения и теории возникают не в безвоздушном пространстве. Нынешний всплеск дискуссии о карабахском урегулировании происходит на вполне определенном фоне. Только что в январе прошли переговоры между министрами иностранных дел Армении и Азербайджана Зограбом Мнацаканяном и Эльмаром Мамедьяровым.

Главы МИД двух кавказских государств общались в течение более четырех часов, а по итогам их встречи появилась формула о «подготовке народов к миру».

Заметим также, что в канун новогодних праздников азербайджанский министр сделал заявление о том, что вместе со своим армянским коллегой они «впервые за долгое время достигли взаимопонимания». И хотя из последующих объяснений Еревана следовало, что поводов для значительных дипломатических прорывов нет, «декабрьские тезисы» Мамедьярова запомнились.

А далее на полях Всемирного экономического форума в Давосе прошла неформальная встреча Никола Пашиняна и Ильхама Алиева, уже третья по счету в таком формате. Следует отметить, что именно в ходе таких переговоров лидеры двух стран ранее договорились о создании каналов «быстрой связи» для реагирования на вооруженные инциденты. И действительно, в течение последних нескольких месяцев можно наблюдать деэскалацию на линии соприкосновения конфликтующих сторон.

Но тождественно ли некоторое снижение турбулентности вокруг Нагорного Карабаха продвижению к урегулированию многолетнего конфликта?

Думается, ответ на этот вопрос лучше всего начать с принципиально важного напоминания. Уже не первый раз эксперты и журналисты, пишущие о Карабахе, совершают одну и ту же ошибку. Они попадают в «ловушку сиюминутности».

То есть события сегодняшнего или вчерашнего дня рассматриваются под увеличительным стеклом, а более широкие контексты либо игнорируются, либо воспринимаются без должного внимания.Между тем, следует ответить на простой вопрос: почему конфликт, не разрешаемый годами и десятилетиями (в мае 2019 года исполняется четверть века заключению соглашений о бессрочном прекращении огня в Нагорном Карабахе), вдруг должен быть урегулирован после одного-двух заявлений министров, глав правительств или дипломатов-посредников?

Могут ли публичные заявления, транслируемые мифы и стереотипы сами по себе стать тем «демиургом действительности», который сдвинет с мертвой точки не только бюрократическую инерцию, но и общественные умонастроения?

Ни один из соцопросов не фиксирует растущего желания армян и азербайджанцев достичь компромисса. Нет, конечно, о мире много говорят и в Баку и в Ереване. Но вопрос в том, что под миром каждая из вовлеченных сторон по-прежнему понимает нечто принципиально разное. И даже базовые принципы урегулирования интерпретируются избирательно.

Если для сопредседателей из Минской группы ОБСЕ принципы территориальной целостности и национального самоопределения равноценны, то для Баку и Еревана – только один из упомянутых принципов имеет приоритетность.

Переговоры без «изобретения велосипедов»

То, о чем говорят сейчас представители Армении, Азербайджана и страны-посредники – давно известно. И нет нужды изобретать здесь велосипед и строить конспирологические теории разной степени достоверности.

На столе переговоров вопросы о статусе Нагорного Карабаха, деоккупации районов, смежных с территорией бывшей НКАО, и возвращении беженцев. На первый взгляд, все просто. Но сложности, как всегда, в деталях, а именно – в первоочередности действий и гарантиях их выполнения. И вот здесь возникают трудности.

Да, коридор, связывающий Карабах и Армению нужен. Все здесь единомышленники. Но какой длины этот коридор? Только Лачинский район, часть этого района или Лачин вместе с Кельбаджаром? Референдум о статусе Карабаха. Что тут неясного?

Прежде всего, состав участников и то, кто и как будет определять итоговый результат. В условиях стремительной деградации международных институтов и международного права обозначенный выше вопрос – отнюдь не досужее любопытство. Полагать, что эти проблемы можно разрешить в течение пары переговорных раундов потому лишь, что кто-то сделал оптимистическое заявление, наивность.

И, пожалуй, самое главное, что стоит иметь в виду всем, кто пишет про перспективы урегулирования в Карабахе. Любое соглашение – это не конец пути, а только начало. Договоренности на бумаге надо еще реализовать на практике. История конфликтов знает немало примеров того, как достижение мира приводило затем к противостояниям внутри социумов. Вспомним хотя бы ситуацию в Ирландии в 1920-х годах! Мир с Великобританией привел к внутриирландской гражданской войне, в которой вчерашние единомышленники начали истреблять друг друга. Причина проста – разное отношение к «цене уступок».

Этот сюжет очевиден любому политику в Ереване и в Баку. И рисковать своей популярностью ради абстрактных идей «мира и демократии» прагматично ориентированные армянские и азербайджанские государственные деятели и дипломаты, скорее всего, не будут. Внешнее же давление на них со стороны Запада и России в условиях конфронтации между ними не будет системным и консолидированным.

Карабах как внутриполитический сюжет

Берясь за исследование карабахской проблемы надо также иметь в виду, что этот вопрос – не только конфликт между двумя кавказскими республиками. И не только сюжет геополитических игр вокруг турбулентного региона. Это не в последнюю очередь внутриполитический вопрос.

В истории постсоветской Армении и Азербайджана немало примеров, когда политики, противостоявшие друг другу, использовали аргумент о «предательстве и сдаче» для дискредитации оппонента. Противники первого президента Армении говорили о готовности Левона Тер-Петросяна к «сдаче Арцаха», а их оппоненты апеллировали, что сам Роберт Кочарян в 1999 году был близок к тому, чтобы принять план «обмена территориями» (передачу Мегринского района в обмен на Карабах).

Те, кто поддерживал Тер-Петросяна, также упрекали Кочаряна и Саргсяна в том, что они потеряли отдельное представительство НКР на переговорах.

В азербайджанском случае политика, по большей части, носит непубличный характер. Однако отставка группы высокопоставленных дипломатов и советников Гейдара Алиева (Тофик Зульфигаров, Вафа Гулузаде, Эльдар Намазов) в 1999 году из-за неприятия уступок Баку по Карабаху до сих пор широко обсуждается историками конфликта.

Сегодня в Азербайджане распространена точка зрения, что Пашинян не является выходцем из так называемого «карабахского клана», и потому с ним легче вести переговоры. То, что само понятие «клана» далеко от реальности (и в руководстве Сержа Саргсяна большинство министров и советников не были выходцами из конфликтного региона), зачастую не принимается в расчет. Как не до конца осознается тот факт, что имеющиеся противоречия между Николом Пашиняном и главой непризнанной НКР Бако Саакяном касаются не вопроса о статусе Карабаха, а, скорее, о вертикали власти и лояльности карабахской элиты новым властям в Ереване.

Не понимая всех тонкостей этой внутренней дискуссии, не осознавая, что карабахский мирный процесс, как и другие вопросы, стал частью разнонаправленных информационных войн, можно легко впасть в безудержный оптимизм по поводу «скорого мира». Или в столь же неумеренный алармизм – если видеть в любом обострении на линии соприкосновения угрозу полномасштабной войны.

Нагорно-карабахский конфликт находится там, где он находится, то есть в условиях отсутствия готовности элит противоборствующих сторон к уступкам, а также невозможности стран-посредников ускорить процесс урегулирования.

И если Россия опасается ломки статус-кво, то США и Франция пока что не видят в Карабахе той первостепенной проблемы, которая заставила бы их переключить все имеющиеся ресурсы на ее разрешение.

В то же время миротворческий оптимизм нужен для «слаживания» отношений Никола Пашиняна и Ильхама Алиева.

Пашинян наконец-то избавился от приставки и.о. и как полноценный премьер, а не только «народный трибун», включается в рутинный переговорный процесс. И какие бы результаты не были достигнуты, именно эти два политика понесут далее бремя ответственности.

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

Источник: Sputnik Армения

Новости партнеров (RedTram)
Loading...

Related articles

  • Учения во время вируса: почему в Азербайджане решили поиграть мускулами?

    Проведение масштабных учений в Азербайджане на фоне COVID-19 не могло остаться незамеченным в соседней Армении. Несмотря на пандемию коронавируса, Азербайджан запланировал крупные военные учения. Это более чем странно, учитывая, что все усилия государств на данном этапе априори должны быть направлены на смягчение последствий инфекции: экономических, политических, социальных. Но, возможно, у официального Баку несколько иная логика.

  • Нагорный Карабах: фактор «второго дна»

    При занимаемых конфликтующими сторонами на официальном уровне позициях урегулирование нагорно-карабахского конфликта в принципе невозможно из-за отсутствия каких-либо компромиссных решений. Или компромиссы есть, но стороны воздерживаются от предания их гласности. Многие эксперты уверены в наличии в переговорах фактора «второго дна». Вырваться из этой зоны через конструктивные заявления и конкретные шаги конфликтующие стороны по разным соображениям не

  • «Террористов на заблудившихся не меняем»: Минобороны Армении об обмене людьми с Баку

    Представитель министерства обороны Армении прокомментировал вопрос обмена гражданами между Ереваном и Баку. Ереван считает неправомерным обмен двух граждан Азербайджана, осужденных за диверсию в Карабахе, на граждан Армении, находящихся в Баку. Об этом пресс-секретарь министра обороны Арцрун Ованнисян заявил в пятницу на пресс-конференции. В Азербайджане сейчас находятся житель Тавушской области Карен Казарян и военнослужащий Араик Казарян, который

  • Почему Алиев и Пашинян подыгрывают друг другу

    Ереван и Баку с небольшим временным лагом, но практически вместе анонсировали возобновление переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Некоторые дополнительные детали озвучил глава МИД Армении Зограб МНАЦАКАНЯН. ОН ОТКАЗАЛСЯ называть конкретные сроки, заявив, что диалог по этому вопросу ведется, соответствующее заявление должно быть озвучено обеими сторонами. Более конкретно высказался посол США в Азербайджане Эрл Литценбергер, выражая

  • ДЬЯВОЛ ПО-ПРЕЖНЕМУ КРОЕТСЯ В ДЕТАЛЯХ: О ЧЕМ СКАЗАЛ МАМЕДЪЯРОВ?

    Итак, позади еще одна встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана, на сей раз в Вашингтоне. Опубликовано очередное заявление сопредседателей, стороны также прокомментировали встречу, экспертное сообщество продолжает анализировать каждое слово, пытаясь рассмотреть многозначащие детали. Надо признать, что последние заявления сопредседателей несколько отличаются от многолетней практики дежурных фраз и практически каждый раз таят в себе какие-то

Авторские права

Материалы, опубликованные без указания источника принадлежат ЕГК, и/или авторам произведений публикующихся от имени ЕГК.

Все представленные материалы являются частным мнением, и не претендуют на опровержение или подтверждение иных взглядов.

Материалы

Использование материалов ЕГК допускается с указанием источника. Электронные документы в формате PDF свободны для распространения.

КОНТАКТЫ

Почта: geoclub.info@gmail.com Вступить в клуб
Правила клуба